Четверг, 19.10.2017
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Форум » Беседка » Фанфики » Любишь? Отпусти... (Автор: TinaMeysen)
Любишь? Отпусти...
каринкаДата: Среда, 02.11.2011, 11:39 | Сообщение # 1
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Автор: TinaMeysen | Статус: В процессе
Пейринг: Белла ⁄ Эдвард, Эдвард/Викки, Викки/Деметрий, Элис ⁄ Джаспер, Розали ⁄ Эмметт, Карлайл ⁄ Эсми
Рейтинг: PG | Тип: гет | Размер: макси
Жанр: Роман, Драма
Описание: Любовь странная штука. Говорят, если любишь - отпусти. Я отпустила, ну, по крайней мере, попыталась. Я готова была умереть, лишь бы не видеть его с другой. Но все пошло не так. Вместо покоя, я получила бессмертие. Я смирилась с этим, пыталась начать все с чистого листа, но у меня не вышло. Я по-прежнему его люблю, но проблема в том, что вампир влюбляется всего один раз и эта любовь обычно длиться вечность. И он влюбился, влюбился в Беллу Свон и, к сожалению, я не она.
Предупреждения: AU, POV
Разрешение на размещение: получено.
------------------------------------------------------------------------------
Обложка...
------------------------------------------------------------------------------
Пролог.

Моя жизнь мало чем отличалась от жизни обычных подростков, но все-таки она была особенной. Я жила словно в сказке, ну, тогда мне так казалось.
Все началось, когда мне было одиннадцать. Мы с родителями попали в серьезную автокатастрофу, так мне сказали. Я почти ничего не помню о той ночи.
Помню, что очнулась в больнице вся в бинтах, за окном раздавалось пение птиц, что меня насторожило. Последним воспоминанием было то, как мы собирались ехать в цент за рождественской елью. Я была в панике. Позже, когда врачам удалось меня успокоить, мне объяснили, что я провела в коме три месяца и что мои родители мертвы. Легче мне от этого не стало. Я осталась одна, совсем одна…
У меня, конечно, были родственники, по маминой линии, но они отказались взять меня на воспитание, опять же, мне так сказали.
Последующие два месяца единственным человеком с которым я общалась была миссис Линтон, моя медсестра. Она мне помогала, заботилась, я очень к ней привязалась и втайне надеялась, что она меня удочерит и мне удастся избежать грозящей мне жизни в приюте.
Этого не случилось, но и в приют я тоже не попала.
Примерно за три недели до выписки меня начала навещать какая-то женщина. Она сначала даже не говорила мне своего имени, просто приносила мне сладости и все. Я быстро к ней привыкла. Да я просто не могла не привыкнуть! Я была любознательным ребенком, у меня вызывал маниакальный интерес любой новый человек, а в том состоянии, в котором я находилась тогда и подавно. Позже, когда мы начали с ней подолгу разговаривать, она все-таки сказала мне свое имя, ее звали Эсми. Если честно, я до сих пор не понимаю, почему она сразу мне не представилась, возможно, были какие-то веские причины…
Эсми была потрясающей, она была моей волшебницей. Мне казалось, что она пришла из сказки. Она была потрясающе красива - тонкое бледное лицо с высокими скулами, каштановые струящиеся, немного вьющиеся волосы, невероятно заботливый взгляд…
Забота и нежность в ее взгляде напоминали мне о маме, возможно именно из-за этого я так сильно ее полюбила.
Она много рассказывала мне о своей семье. Ее мужа звали Карлайл, он был врачом в больнице, в которой я лежала, именно от него она и узнала обо мне. Так же у нее было пятеро детей, которых она очень любила. Это было понятно по тем теплым ноткам, которые появлялись в ее голосе каждый раз, когда она упоминала их. Меня поразила то, что все дети были приемными, я не могла понять, зачем такой молодой и красивой женщине воспитывать чужих детей, когда можно завести своих. Набравшись смелости, я спросила ее об этом, на что она мне ответила:
- Я очень люблю детей, - затем немного помолчав, добавила, - и я бесплодна.
Мне стало жутко неудобно из-за того, что я потревожила такую личную тему, но она уверила меня, что все в порядке. И я поверила. Я до сих пор ей верю… только ей…
Я очень хорошо помню то утро, возможно потому, что для меня оно было последним в больнице. Мне было грустно, страшно, я не хотела в приют… Я просто сидела на кровати и смотрела в окно. Я почти смирилась со своей участью, когда ко мне в палату влетел маленький эльф. Я серьезно! Эта девушка была ужасно похожа на эльфа. Ну, или на фею Динь-Динь.
Следом за ней вошли Эсми и Карлайл, они выглядели взволнованными.
Тогда состоялся первый и самый серьезный разговор за всю мою недолгую жизнь. Они хотели удочерить меня. Эсми очень долго объясняла, что сильно привязалась ко мне, полюбила. Эльф, ну или Элис уверяла меня, что у них мне будет очень хорошо, что я со всеми подружусь, что они все давно хотели еще одну маленькую сестренку. Карлайл же просто сказал, что он будет счастлив, если его жена будет счастлива.
Сначала я была шокирована, меня смущал энтузиазм Элис, какая-то непонятная обреченность Эсми, спокойствие Карлайла, хотя его взгляд был каким-то виноватым. Но я согласилась, потому что хотела быть счастливой. Я верила в то, что если останусь со своей волшебницей, то буду счастливой.
Так из Виктории Локвуд я превратилась в Викторию Каллен.
Первые две недели моего пребывания в их доме были напряженными. Казалось, что они просто не знают как себя вести в присутствии нового человека. Я же просто смущалась и пыталась стать невидимкой, мне было ужасно не комфортно рядом с ними. Всю эту неловкость помог сгладить Эмметт – большой плюшевый мишка. Именно с ним я подружилась первой. Он был таким смешным и милым, был большим ребенком. Его поведение кардинально отличалось от поведения его братьев – Эдварда и Джаспера.
Джаспер – высокий медовый блондин, потрясающей красоты. Все время спокойный и сосредоточенный. Эдвард – высокий, немного неопрятный парень, с вечно спутанными волосами, он мне казался моложе всех. Он больше всего отличался от всех остальных. Практически все время он держался в стороне и выглядел безразличным. И, конечно же, он был невероятно красив. Вообще, как только я их увидела, я подумала, что красота была их семейной чертой. Моя мама была фотографом, я видела много красивых моделей, но их красота была ничтожной по сравнению с красотой моей новой семьи.
Именно Эмметт помог мне освоиться в доме. Он вечно возился со мной, развлекал. Постепенно мне стало комфортно в их присутствии.
Я подружилась с Розали – ослепительно прекрасной блондинкой, за очень короткое время она стала мне настоящей сестрой. Она была строгой, но справедливой. Иногда, когда мы с Эмметтом слишком сильно баловались, то она нас ругала, причем доставалась всегда моему большому мишке, что меня очень забавляло. Он выпячивал нижнюю губу, делал нереально большие глаза и обиженным голосом всегда повторял одно и то же – "Роуз, за что? Я не виноват".
С Элис то же было весело, ну только первые пару часов. Она почему-то решила сделать из меня свою личную куклу. Сначала мне нравились все эти переодевания, но вскоре мне все это надоело. Эдвард был тем, кто все время спасал меня от Элис. И это всегда было очень весело.
Примерно через год моего пребывания в их доме состоялся второй важный разговор в моей жизни.
Эсми разбудила меня и попросила спуститься в гостиную. Как только я спустилась, все сразу заметно напряглись, напряжение в воздухе было очевидным. Меня усадили в кресло, напротив меня сел Карлайл, Джаспер и Эсми. Эдвард и Эмметт присели на подлокотники, вся остальная часть семейства расположилась за диваном. Это было странно.
- Нам нужно тебе рассказать что-то очень важное, - начал Карлайл, - и мы будем очень благодарны тебе, если ты сначала нас выслушаешь и лишь потом сделаешь выводы.
- Хорошо, я слушаю, - ответила я очень тихо. Первая мысль была о том, что они решили от меня отказаться.
Я заранее приготовилась к самому худшему, но то что я услышала… Это не могло быть реальностью… Вампиры? Бессмертие? Я слушала с открытым ртом.
Семь пар глаз смотрели на меня и видимо ждали ответа.
- Вы хотите отказаться от меня? – нервно спросила я. – Поэтому сказали все это?
- Нет, что ты… Мы не хотели тебя больше обманывать, - поспешила объяснить Эсми.
- Тогда… вы… вы хотите меня съесть!? – выдавила я из себя. Ответом мне был смех. Меня это напугало еще больше.
Они уверяли, что очень меня любят, но поймут, если я решу уйти. Далее последовал рассказ об истинных причинах моего усыновления.
Карлайл был тем, кто оперировал мою маму. И он винил себя в том, что она умерла. Ее запах просто свел его с ума. Впервые за все его существование он не смог удержать свою жажду. Нет, он не набросился на нее, не укусил. Он просто не мог сосредоточиться и допустил ошибку. Эта ошибка стала роковой.
Непроизвольно у меня начали течь слезы, я только начала забывать, а они вновь всколыхнули засохшую рану.
Прервав их на полу слове, я убежала к себе в комнату. Забившись в самый дальний угол комнаты, я начала трясти головой, пытаясь забыть все то, что они мне рассказали. Я не могла поверить во все это. Это не могло быть правдой!
Я не знаю, сколько я так просидела, сотрясаясь от рыданий, прежде чем почувствовала холодное прикосновение к своей руке. Подняв голову, я увидела совсем не того, кого ожидала. За все время, что я жила у Калленов, я очень мало общалась с Эдвардом. В большинстве случаев он был сам по себе.
- Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, - тихо начал он, - это все странно, тем более для ребенка. Но мы все очень привязались к тебе, ты часть семьи. Мы любим тебя. Я хочу, чтоб ты знала, никто из нас никогда не причинит тебе вреда. Мы все очень хотим, чтобы ты осталась…
Я смотрела в его глаза, как загипнотизированная. Неожиданно для него я кинулась к нему на шею. Новый поток рыданий накрыл меня. Эдвард посадил меня к себе на колени и начал укачивать.
- Не бросайте меня, мне все равно… Я вас очень сильно люблю… Мне все равно… все равно, - сквозь слезы шептала я.
- Малыш, успокойся. Мы всегда будем вместе. Не волнуйся, все будет хорошо, - шептал Эдвард.
Я не помню, как заснула, но я боялась просыпаться. Боялась, что все будет по-другому, но потом я заставила себя встать с постели и спуститься вниз. Тогда своим детским сознанием, я поняла одну простую истину – эти люди, ну или вампиры были моей семьей. Я нуждалась в них, я любила их. И мне было наплевать на все остальное!
С криком "покажите мне свои клыки!" я сбежала по лестнице и запрыгнула на спину к Эмметту, он весело засмеялся. Мне показалось, что в этот момент все облегченно выдохнули. Так началась моя сказка.
____________________________
Годы шли, я взрослела. У меня была большая любящая семья, были братья, которые готовы были свернуть шею любому, кто обидит меня. Были прекрасные сестры, которые меня многому научили, были любящие родители. Я была счастлива.
Я настолько привыкла к маленькой особенности моей семьи, что порой совсем забывала, что они не совсем люди.
За те семь лет, что я жила вместе с Калленами мало что поменялось. Точнее изменилась только я, и мое отношение к некоторым вещам. Из милого ребенка, я превратилась в симпатичную девушку, ну, насколько вообще можно быть симпатичной, если живешь в доме с идеальными вампирами.
Самым большим изменениям подверглись мои чувства, и я делала все возможное, чтобы никто не заметил этого. Это было не просто, учитывая наличие в доме Джаспера, да и Эдварда тоже. Но за все эти годы я умело научилась скрывать свои мысли и чувства от моих одаренных родственников.
Вся проблема заключалась в том, что я влюбилась, влюбилась в собственного брата.
Первый раз я поняла, что что-то изменилось, когда мне было пятнадцать. Эдвард как всегда зашел ко мне вечером пожелать спокойной ночи. Все было как всегда: милый разговор по душам, мы вообще с ним много разговаривали, у нас не было тайн друг от друга. Ему не нужно было читать мои мысли, чтобы понять, о чем я думаю, он и так знал это, я же по одному его взгляду или жесту могла понять, о чем думает он. У нас была какая-то внутренняя связь, он сам постоянно повторял это. Так вот по сложившейся традиции он поцеловал меня в висок, и меня будто молнией ударило. Этот непонятный импульс был невероятной силы и я поняла, что он тоже почувствовал это.
После этого все изменилось. Меня стало тянуть к нему словно магнитом, я постоянно нуждалась в нем, с каждым днем, с каждой секундой я все больше влюблялась в него. Те чувства, которые бушевали внутри меня - разрывали изнутри. Я боялась сказать ему правду, потому что была уверена, что он не ответит взаимностью. Я знала, что он любит меня, я видела в его глазах нежность и заботу, но все это было не то. Он относился ко мне как к сестре, я видела это.
Мне ужасно хотелось, чтобы он ощутил хоть часть всего того, что чувствовала я.
Когда мне было шестнадцать, я поцеловала его. Хотя, это даже поцелуем назвать нельзя. Мы гуляли с ним в лесу, в то время наша семья переехала в Форкс, я поскользнулась и начала падать, а он меня подхватил и прижал к себе. Воспользовавшись моментом я прикоснулась к его губам своими, всего на какую-то долю секунды. Он отстранился от меня и стал внимательно смотреть мне в глаза, я знала, что это значит. Он пытался найти ответ, найти объяснение моим действиям. Покраснев до кончиков пальцев, я наплела ему с три короба, но как не странно он мне поверил. Я сказала, что просто хотела узнать каково это, потому что девочки в школе говорили об этом, что он был единственным кому я доверяла и еще много всякой чуши.
Я думала, что он рассердится, но он просто усмехнулся и прижал меня к себе.
- Глупенькая моя Тори, - ласково произнес он. – Ты обязательно встретишь того, кому подаришь свой поцелуй, и это будет незабываемо, поверь мне. Не нужно размениваться по мелочам.
Вот только после этого случая он стал, как будто избегать меня. Или мне просто так казалось? Я, конечно, не уверена, но что-то точно изменилось.
Единственным кто догадался о моих чувствах, был Джаспер. Я в какой-то степени была рада поделиться хоть частью своих эмоций. Потому что чем больше времени проходило, тем невыносимей мне становилось. И именно Джаспер вселил в меня надежду, которой не суждено было сбыться. Он сказал мне, что Эдвард тоже изменился, что его чувства изменились, и ему просто нужно время. Я была счастлива, в моей кромешной тьме появился лучик света, который жестоко погасили в первый день начала учебного года.
К нам в школу пришла новенькая – Изабелла Свон. И Эдвард сошел с ума…
Ее запах вскружил ему голову, он не знал, что со всем этим делать. Он боялся того монстра, который просыпался внутри него, когда она находилась рядом, плюс ко всему он не мог читать ее мысли.
Впервые за долгое время он пришел ко мне ночью, когда вся семья была на охоте. Он много говорил, пытался с помощью меня разобраться в себе, он не хотел подвергать жизнь этой девушки опасности. Тогда я впервые почувствовала ревность.
Я сама не знаю, откуда это взялось, но я резко стала ненавидеть Беллу Свон. Ненавидеть за то, что она так влияла на Эдварда, ненавидеть за то, что она приехала к нам в город, ненавидеть и завидовать. Я видела, что Эдвард начал меняться и меня это бесило. Он все время говорил о ней и говорил именно со мной, он искал поддержки. А я просто злилась. Я хотела быть как она, хотела, чтобы моя кровь вызывала такую же бурю эмоций, ведь я тоже была человеком. Но со мной было что-то не так.
Моя кровь не привлекала вампиров. Как сказал однажды Эмметт, у меня просто не было запаха. Именно поэтому они решились удочерить меня. Они никогда не рассматривали меня как закуску.
Когда Эдвард спас ее из-под колес фургона, дома состоялся грандиозный скандал. Розали была в бешенстве. Она больше всего боялась того, что наша тайна раскроется. Эдвард оправдывался, он защищал ее, выгораживал. Его глаза светились, когда он говорил о ней. И я поняла, что он влюбился. Возможно, он и сам этого еще не понял, но я уже поняла. И в момент этого осознания, мое сердце разбилось на тысячу маленьких кусочков. Я словно умерла.
Вместо того чтобы поддержать его, как я всегда это делала в любом споре, я выступила против. Я злилась.
Мой резкий тон и явно выраженная ненависть удивили его. Мы с ним начали ругаться. И я буквально выплюнула ему в лицо то, что я люблю его. Что я ненавижу Беллу Свон, потому что она забирает его у меня, что я готова собственноручно ее придушить, лишь бы она исчезла из нашей жизни…
Эдвард ударил меня.
Это была легкая, почти невесомая пощечина. Я даже не знаю, кого это шокировало больше меня или его?
Захлебываясь собственными слезами, я схватила ключи от машины и убежала. Сомнений в его влюбленности у меня не было. Я хотела умереть. Я опять осталась одна. Я любила его, но эта любовь была бесполезной. Вампир влюбляется всего один раз и эта любовь обычно длиться вечность. И Эдвард влюбился, влюбился в Беллу Свон и, к сожалению, я не она.
Я была в Сиэтле, когда ко мне пришло решение этой проблемы.
Я хотела умереть, и я решила сделать это. Мне было невыносимо думать, что он будет с ней. Даже сама мысль причиняла мне боль. Поэтому я отправилась на мост "Аврора" и просто прыгнула. Я не задумывалась о последствиях, я просто хотела избавить себя от боли, а его от чувства вины. Он бы непременно винил себя, в этом весь он. Он не смог бы ответить мне взаимностью, и чувствовал бы себя виноватым.
Я чувствовала, как вода начала поглощать меня, чувствовала, как начала задыхаться. Я мысленно попрощалась со всеми, но вдруг что-то пошло не так. Что-то изменилось. Не было больше холода, я начала гореть. С каждой секундой огонь все больше поглощал меня, я горела изнутри. Боль была невыносимой, меня разрывало изнутри. Но вскоре все исчезло, нет, огонь не ушел, я просто перестала воспринимать его. Я провалилась в пучину этой боли, боль стала привычной. Я чувствовала, что мое тело бьется в агонии, но не могла им управлять. Я как будто наблюдала за собой со стороны.
Спустя какое-то время я начала приходить в себя. Окончательно очнувшись, я поняла, что нахожусь в незнакомом месте. Еще меня напрягло то, что я могла видеть каждую мельчайшую трещину в стене. Так же меня очень заинтересовала девушка, сидящая на кровати. Она выглядела странно. На ней была надета явно мужская футболка, ее волосы были растрепаны, но это не мешало ей оставаться ослепительно красивой. Эта девушка была вампиром, об этом говорили ее ярко красные глаза. Глаза, которые с неподдельным интересом разглядывали меня. Осознание того, что я могу стать чьим-то обедом, заставило меня сжаться. Девушка повторила мое движение. Внезапная догадка, выбила почву из-под моих ног. Девушкой была я, это просто мое отражение…


Сообщение отредактировал каринка - Среда, 02.11.2011, 12:20
 
каринкаДата: Среда, 02.11.2011, 12:03 | Сообщение # 2
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 1.

Очень странно пытаться начать жизнь с чистого листа. Особенно когда воспоминания не хотят покидать твою голову, когда каждую свободную минуту твое сознание подкидывает тебе картинки из прошлого.
Трудно, но я пытаюсь. Я должна пытаться. Глупое необдуманное решение, которое я приняла чуть больше года назад, навсегда изменило мою жизнь. Я думала, что этот прыжок станет для меня избавлением от боли, но он стал билетом в новую жизнь. Жизнь полную… да я даже не знаю, чем наполнена моя жизнь! Сейчас для меня самым важным является чувство насыщения, я постоянно чувствую себя голодной, мне постоянно хочется крови! Меня даже прозвали маленькой обжорой.
Нет, для своего возраста, а мне на днях исполнился ровно год, я очень хорошо справляюсь, даже не просто хорошо, а превосходно. Отец говорит, что я непонятным образом перескочила стадию "новорожденного вампира". Я никогда не была буйной. С первых секунд моей новой жизни я умело контролировала себя. Отец так же говорит, что я больше похожа на столетнего вампира, чем на молодую неопытную особу.
Тот прыжок заставил меня очень сильно повзрослеть. Физически я осталась восемнадцатилетней, но мое мировоззрение сильно изменилось, я наконец-то выросла. По крайне мере, я хочу на это надеяться.
Мое несвойственное для молодого вампира поведение является не единственной моей особенностью. У меня есть парочка талантов, и все в один голос твердят, что никогда раньше такого не видели. Лично я считаю себя чем-то вроде "ящика Пандоры" – никогда не знаю, какое несчастье принесу тем, кого встречу. Дело в том, что я могу копировать способности других вампиров. Вроде бы все просто и понятно, но это только на первый взгляд. Проблема заключается в том, что скопированные способности переходят ко мне в измененном виде, как бы подстраиваясь под меня. И я сама не знаю, в какую сторону они изменятся, плюс ко всему я еще не до конца разобралась, как именно происходит это копирование. В большинстве случаев я просто стараюсь засунуть нечаянно копированные способности вглубь моего сознания и не использовать их. Например, мой дядя может читать мысли, касаясь других. Я же помимо мыслей вижу основные желания людей, даже не касаясь их. Человек может и не подозревать, что думал когда-то об этом или просто еще не пришел к той или иной мысли, но я уже знаю это. С вампирами сложней – мне необходимо коснуться их, чтобы пробраться к ним в голову. Суть одна, но имеются маленькие нюансы. В умелых руках, я могла бы стать отличным оружием, но непонятно откуда взявшийся характер, не позволял моей семье помыкать мной.
Второй, так сказать врожденной способностью…
- Простите, я могу войти? – стук в дверь отвлек меня от моих мыслей.
- Конечно Феликс, входи, - лениво ответила, спрыгивая с подоконника.
- Добрый день Виктория, - в ответ я лишь кивнула. Иногда меня жутко раздражали все эти формальности. – Аро просит вас спуститься. Какое-то срочное дело.
- Хорошо, через пять минут буду, - все так же сухо ответила я. Феликс учтиво кивнул и вышел.
Нацепив на себя обычную белую майку и зауженные джинсы, я отправилась в главный зал, где мы обычно принимали гостей. Мне нравилась жить в Вольтере, но иногда меня напрягало то, что здесь все как будто застыло в средних веках. Эти мрачные стены, длинные пустые коридоры… все это напоминало дешевые ужастики.
Как только я вошла в зал, вся стража тут же склонила головы – еще одна дурацкая традиция.
- Хорошо выглядишь, Викки, - Деметрий подмигнул мне.
- Спасибо, я знаю, - самодовольно улыбнулась я.
- Виктория, поторопись! Флиртовать будете потом!
- Мы не флиртуем, пап! – я закатила глаза, а он улыбнулся. Деметрий был единственным в замке, кого я считала настоящим другом. – Ну, и кто решил умереть на этот раз? – спросила я, занимая свое место слева от отца.
- Его зовут Георг, достаточно взрослый вампир, который злоупотребил оказанным ему доверием, - монотонно ответил Маркус.
- Никакого разнообразия, - выдохнула я, смотря как Алекс и Джейн, тащат вампира к нам.
- Добрый день, мой друг, - начал Аро, - ты осознаешь, почему ты здесь?
Дальше я не слушала. Это все было скучно. Аро ужасно любит театральщину. Все эти его речи, манера двигаться, глупые рассуждения, которые вселяли надежду… Мне все это не нравилось. Но учитывая мое положение в Вольтере, я должна была терпеть весь этот цирк.
Когда полгода назад Аро предложил мне присоединиться к правящей тройке - это многих шокировало. Он объяснил это тем что, так как я была дочерью Кая, то я не должна была находиться в охране. Мое место рядом с отцом. Мне в принципе было все равно, поэтому я согласилась. Знала бы я тогда, что мне придется терпеть весь этот цирк – отказалась бы.
- Итак, я думаю, у нас есть два выхода из этой ситуации, - Аро развернулся к нам, соединив ладошки напротив груди. Клоун, ей богу!
- А я так не думаю! – прервала я его. – Закон был нарушен, так? И он делал это абсолютно осознано. Ты понимал, что твои действия приведут к определенным последствиям, отвечай!? - я подошла к вампиру и схватила его за волосы, заставляя посмотреть на меня. – Я не слышу! – прикрикнула я.
- Да, я понимал, - прошептал он.
- Отлично. Ты нарушил закон, значит должен понести наказание. В твоем случае – это смерть. Голосуем, кто "за"? – я развернулась и посмотрела на отца. Он медленно, но с улыбкой поднял руку. Рука Маркуса тоже взлетела вверх. Аро с недовольным выражением лица так же поднял руку.
- Превосходно, - я хлопнула в ладоши. – Феликс, Деметрий держите его.
В ту же секунду вампир лишился головы, на моем лице расползлась довольная улыбка.
- Милая, ты уже в который раз лишаешь меня удовольствия, тебе не стыдно? – спросил Аро, присаживаясь на трон.
- У нее просто другие нравы. Ей нравиться действовать, а не слушать, - пояснил с улыбкой отец.
- Я все понимаю, Кай, но иногда это бывает не к месту.
- Просто в следующий раз, когда ты решишь развлечься, не отвлекай меня. Все равно в большинстве случаев я согласна с отцом, - я безразлично пожала плечами. – Кстати, я так понимаю, культурная программа на сегодня закончена? Я могу быть свободна?
- Не совсем, - Аро как-то странно ухмыльнулся. Не нравиться мне это…
- Дядя, когда ты так ухмыляешься, ничего хорошего от тебя ждать не приходиться. – Аро терпеть не мог, когда я называла его дядей.
- Георг успел натворить немало дел в Сиэтле. Как минимум трое человек знают о существовании вампиров и, насколько мне известно, с ним было двое новорожденных, которые сейчас так же находятся в Сиэтле. Нужно с этим разобраться.
- Хорошо, но причем тут я? У нас вроде всей грязной работой Джейн занимается, разве нет? – Джейн фыркнула. У нас с ней не сложились отношения.
- Но ты ведь любишь действовать? – этот засранец мне подмигнул.
- То есть ты предлагаешь мне этим заняться? – переспросила я.
- Да, Викки, именно тебе. Тем более у меня к тебе есть еще одно важное поручение. Доверить его я могу только тебе…
- Не подлизывайся, - я усмехнулась. Аро же засмеялся в голос.
- Все-таки ты невероятна!
- Я знаю. Что за поручение?
- То есть ты согласна? – мне показалось или Аро действительно удивился?
- У меня есть выбор? Конечно, я согласна. Мне надоело сидеть в замке, а так хоть какое-то приключение…
- Ты же вроде только что вернулась из Англии? Дочь, я тебя почти не вижу!
- Ну что тут сделаешь, я люблю путешествовать, - улыбнулась я. – Так что за дело?
- В Форксе живет мой старый друг Карлайл, - начал Аро, а мои кулаки непроизвольно сжались. – Мне нужно, чтобы ты доставила ему мое послание, я бы даже сказал предупреждение.
В замке никто не знал о моем прошлом. Меня спрашивали о причине моего прыжка, но я всегда отвечала, что не помню. А теперь они хотят, чтобы я вернулась к ним…. Я не смогу…у меня просто не хватит смелости. После всего того, что я тогда им наговорила. Все это будет слишком больно…
- Я не смогу, - прошипела я, сильнее сжимая кулаки.
- Милая, в этом нет ничего сложного. Ты просто передашь послание. Обычно мы не делаем предупреждений, но здесь другой случай. Карлайл мой старый друг, и мне бы не хотелось убивать его.
- Что случилось!? – грубей, чем собиралась, спросила я.
- До нас дошли слухи, что его сын завел себе домашнюю зверушку. Как ты поняла – человека. Он, видите ли, влюбился и не смог держать язык за зубами. Это является нарушением. Ты должна выяснить, правда ли это и предупредить. Если они решать эту проблему сами и человеческая девушка будет мертва, мы не будем вмешиваться. Если же нет – их ждет наказание. Они должны знать об этом.
Я глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. Я знала, что это правда. Я так же знала, что они ни за что не убьют ее. ОН не позволит. А значит, нам придется вмешаться…
Я смогла подавить свои чувства к Эдварду, ну, так мне кажется. Но было что-то еще, что не позволяло мне сообщить Калленам о том, что я жива. Возможно, это была просто обида из-за того, что они променяли меня на нее. Я не знаю… я скучала по ним, но видеть их не хотела. Повторюсь, но это было бы слишком больно…
- Почему это предупреждение не может доставить та же Джейн, например? – я начала злиться. Мне не хотелось возвращаться в Форкс.
- Потому что, моя милая, Джейн всего лишь охрана. Ты же выше всего этого. Ты занимаешь правящие положение, и так как мы будем делать такое предупреждение впервые, исключительно из уважения к Карлайлу, то передать его должен один из правящих вампиров, - серьезно произнес Аро.
- Я всегда думала, что мое положение чисто формально. Ведь очень многое вы решаете без меня! – я повысила голос.
- Милая, это все, потому что ты еще слишком не опытна, - вмешался в разговор отец. – Но ты должна учиться. И это хорошая практика. Можешь считать, что это твой первый официальный визит в качестве королевской персоны, - я фыркнула. Самолюбия у моей семьи было хоть отбавляй!
Я понимала, что спорить бесполезно. В конце концов, я должна была это сделать, должна была попрощаться со своим прошлым. Сейчас у меня новая жизнь, и все то, что связано с Калленами, я должна вычеркнуть из нее. Возможно, тогда я смогу, наконец, стать счастливой…
- Когда я должна ехать? – серьезно спросила я.
- Тебе решать, - просто ответил Аро.
- Прекрасно. Феликс, Джейн, Деметрий мы отправляемся через два часа. Феликс займись транспортом, - приказала я. Все трое поклонились и исчезли из зала.
- Сначала разберитесь с ситуацией в Сиэтле и только потом отправляйтесь к Калленам, - произнес Аро, подходя ко мне. – И не волнуйся милая, ты справишься, - он приобнял меня, - потому что ты Вольтури.
- Да, я справлюсь, потому что я Виктория Локвуд Вольтури!
 
каринкаДата: Среда, 02.11.2011, 12:04 | Сообщение # 3
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 2.

Я нервничала. Я очень сильно нервничала. На подсознательном уровне я чувствовала, что этот визит многое изменит. И я боялась этих изменений.
- Мне кажется или ты действительно чего-то боишься? – тихо спросил Деметрий, когда самолет начал набирать высоту.
- Я ничего не боюсь! – поспешила заверить его я.
- Ты врешь, - констатировал он факт. Он всегда безошибочно определял, когда я лгала.
- Вру, - выдохнула я, и положила голову на его плечо.
- Ну, и чего ты боишься? – спросил он, приобнимая меня.
- Я не знаю. Себя, наверное, - он усмехнулся.
- Ты иногда бываешь жутко странной.
- Я приму это за комплимент. И только попробуй сказать, что это был не он, - я пригрозила ему пальцем, он негромко рассмеялся.
- Конечно, это был комплимент. Ты ожидала от меня чего-то другого? – в ответ я легонько пихнула его в бок. – Ой, мне же больно, - возмутился он.
- Ха–ха–ха, так я и поверила. Ладно, не мешай мне думать! – Деметрий моментально стал серьезным и отвернулся.
Вот за это я его и люблю. Он всегда знает как вести себя в той или иной ситуации. Он мой друг, но он и часть свиты, охрана. И он прекрасно находит равновесие во всей этой ситуации. Он знает, когда можно вести себя как друг, а когда следует проявить должное повиновение и уважение.
Полет прошел в тишине. Что бы хоть как-то успокоить свои нервы, я слушала классическую музыку. Еще одна черта, которую ОН привил мне.
В Сиэтл мы прибыли рано утром. Пройдя все формальности, мы стали быстро для людей и очень медленно для вампиров продвигаться к выходу. Феликс и Джейн шли немного впереди меня, а Деметрий чуть поодаль. Это было странно в моем понимании. Если бы мне раньше кто-то сказал, что вампирам нужна охрана, я бы рассмеялась ему в лицо, но сейчас… В принципе она и сейчас мне не нужна, но так положено. Если быть до конца честной, то все те правила и традиции, с которыми мне приходится сталкиваться - ужасно раздражают. Мне иногда кажется, что Аро был немного не в себе, когда это все придумывал. Ведь это же был он, так?
Аро больше всех печется о соблюдении всех этих традиций. Он очень самолюбив. Маркус – самый спокойный. Иногда мне даже кажется, что он устал от всего это, что ему действительно хочется покоя. С ним очень интересно разговаривать, он умеет заинтриговать собеседника. Первые месяцы в Вольтере я только и делала, что беседовала с ним. При посторонних он не многословен, в большинстве споров он согласен с Аро. Это не потому что он стремиться ему во всем потакать, нет. У него, наоборот, на все всегда есть свое мнение и его почти невозможно переубедить. Отец жесток. В некоторых моментах он напоминает садиста. Ему доставляет удовольствие видеть мучения других. Именно поэтому ему в какой-то степени нравятся те представления, которые устраивает Аро перед казнью.
Я знаю, какое мнение сложилось о моей новой семье, но я считаю, что оно не верно. Да, Вольтури жестоки, но они всего лишь стараются обеспечить себе спокойную жизнь. Я думаю, что вампирам жилось бы не очень хорошо, если бы люди знали об их существовании. Поэтому я не осуждаю такую жестокость за несоблюдение законов. Признаю, сначала мне было трудно. Так как я перескочила период "новорожденного", то отец очень быстро стал приобщать меня к так называемым делам. Мне было трудно, но я смирилась. В конце концов, это теперь моя жизнь. Я не стремилась к такой жизни, я ее не выбирала, но она такая. Я вампир, а значит, я буду соответствовать суждениям о таких как я.
Я делаю и буду делать все, чтобы соответствовать своей семье. Именно поэтому я выполню все, что от меня требуется, отбросив все чувства на потом. Я должна это сделать, и я попытаюсь…
- Ваша машина справа, мисс, - Феликс указал на новенький порше, припаркованный чуть дальше всех.
- Спасибо Феликс, угодил, - я улыбнулась.
- Зачем нам вообще машины? – недовольно воскликнула Джейн. Боже, как же она меня раздражает!
- Это маленькая слабость, люблю быструю езду. И кто я такая чтобы отказывать себе в удовольствиях? - самодовольно произнесла я. Джейн сильнее сжала челюсти. – И если ты хочешь, можешь идти пешком, я разрешаю, - добавила я, сделав акцент на последних словах.
Фыркнув, она направилась к Мерседесу, находящемуся рядом с моей малышкой.
- Она явно не в настроении, - усмехнулся Деметрий.
- Мне все равно, - я забрала ключи у Феликса. – Сначала разберемся с вампирами. Деметрий? – я вопросительно посмотрела на него.
- На севере, заброшенный склад.
- Превосходно. Деметрий ты едешь со мной. Феликс, не отставай, - я ему подмигнула.
- Ты кажешься расслабленной? – вдруг произнес Деметрий, когда мы на полной скорости неслись по шоссе, с легкостью маневрирую между машинами.
- Так оно и есть, - губы сами собой растянулись в улыбке.
- Перестала бояться собственного отражения? – усмехнулся он.
- Кстати! – воскликнула я, и посмотрела в зеркало. Быстро избавившись от линз, я облегченно вздохнула. – Так гораздо лучше!
- Знаешь Викки, ты меняешь все мое представление о вампирах, - я вопросительно на него посмотрела. – Ну, я никогда не думал, что у вампиров могут быть приступы паники, что они могут страдать забывчивостью и рассеянностью, - усмехнулся он.
- Не раздражай меня, ты же знаешь, что добром это не закончится.
- А может я только этого и добиваюсь? – его улыбка стала до неприличия широкой.
Я рассмеялась. На этом разговор был закончен.
______________
Мы остановились примерно в мили от места назначения.
- Ну что ж, друзья мои, шоу начинается! – воодушевленно произнесла я, поймав себя на мысли, что говорю как Аро.
Естественно, они не ожидали нашего появления и, конечно же, они просили о пощаде. Но церемониться с ними никто не собирался. Вампиры были обездвижены, и легким движением моих рук потеряли свои головы. Так было нужно.
- Приберите здесь, - бросила я, и оправилась к машине. Одной проблемой меньше, осталось еще две.
Аро сказал мне имена тех людей, которые знали то, что им знать не полагалось. Они были друзьями Георга, и он очень ими дорожил. Аро увидел это в его мыслях. В принципе меня мало это интересовало, так как я все равно не собиралась принимать в этом участие. Если убийство вампиров было для меня само собой разумеющимся, ну то есть угрызения совести я не испытывала, то с людьми была другая история. Нет, когда я была голодна, меня мало интересовала моя совесть, но в случаях подобно этому эта самая совесть в буквальном смысле убивала меня.
Люди по природе своей слабые существа и некоторые вампиры этим пользуются. Люди просто оказываются не там и не в то время. И я не могла убить человека только потому, что он увидел или услышал то, что ему не полагалось.
- Все сделано в лучшем виде, - послышался голос Деметрия.
- Семья Фримэнов живет в южной части города, - начала я. - В их доме хранятся какие-то бумаги Георга, которые нужны Аро. Дженна Морген живет в двух кварталах от них. Надеюсь, все пройдет отлично.
- Я так понимаю, ты остаешься в стороне? – спросил Деметрий.
- Правильно понимаешь, у меня есть дела поважней.
- Аро не велел оставлять вас… - я прервала Феликса.
- Аро здесь нет! Встретимся здесь же, к Калленам я одна не пойду. – Феликс кивнул, и вампиры растворились в темноте ночи.
Все-таки идея пойти к Калленам одной меня ужасно манила. Это бы избавило меня от лишних вопросов. Не хочу рассказывать отцу, что вампиры в моей жизни были и до обращения. Но с другой стороны мой страх вновь вернулся ко мне, я боялась снова встретиться с ними. Мне даже в какой-то степени было стыдно, ведь расстались мы с ними не на очень позитивной ноте.
[Воспоминание.]
- Ты хоть понимаешь, что ты наделал?! – как только Эдвард вошел в дом, Розали принялась кричать на него.
Эдвард, молча, направился в столовую и сел за стол. Все семья последовала его примеру.
В нашей семье этот стол служил столом переговоров, все важные вопросы решались тут в милой беседе. Только вот на этот раз беседа явно не будет милой.
- Эдвард, чем ты вообще думал? Я не хочу переезжать! – Розали продолжала метать молнии.
Дальше я мало что слышала, так как они говорили слишком быстро. Я по привычке тупо пялилась на Эдварда. Интересно моя зависимость когда-нибудь пройдет?
По выражению лица Эдварда было видно, что он оправдывается. Я не считаю, что он поступил неправильно, ему просто нужно было быть аккуратней.
Так же по тем обрывкам фраз, которые мне удавалось распознать, можно сделать вывод, что он защищает эту Беллу. Это мне не понравилось. Почему он так беспокоиться о ней?
Вдруг Эдвард резко подскочил.
- Нет! Я не позволю! Она будет жить! – он в упор смотрел на Джаспера.
- Это единственный выход, нам не нужны проблемы, - спокойно ответил тот.
- Я сказал нет! Она ничего не скажет, она будет молчать, я уверен.
Тот блеск в его глазах, который появлялся когда он говорил о ней, то рвение, с которым он защищал ее и то, что я слышала от него раньше – все это неожиданно сложилось воедино, и мое сердце разбилось. Он влюбился в нее, сам еще не понял, но влюбился…
Мне вдруг резко стало нехорошо. Чем я хуже нее? Почему именно она? Неужели это все из-за ее крови?
- Тори, ну хоть ты скажи им. Ты ведь общалась с ней, скажи, что она будет молчать! – Эдвард смотрел на меня такими родными, любимыми глазами. Он искал поддержки. Я молчала. Что я могла сказать? Что ненавижу ее? Что ревную?
- Тори, ты думаешь Эдвард прав? – спросил отец. – Ей можно доверять? Ты мне говорила, что она тебе нравится. Как ты думаешь? В конце концов, мы должны учитывать мнения всех членов семьи.
В глазах Эдварда я увидела надежду, он был уверен в моей поддержке. Глубоко вздохнув, я тихо прошептала:
- Я думаю, Джаспер прав.
- Вот видите она… Что!? - Эдвард в шоке посмотрел на меня.
- Джаспер прав, - повторила я, - это единственных выход.
- Как ты можешь такое говорить!?
- Никому не нужны проблемы, а она может проболтаться. Тогда нам придется уехать, а этого никто не хочет. От нее одни неприятности. Тем более она причинят боль тебе своим присутствием. Она будет виновата, если ты сорвешься.
- Неважно, что чувствую я. Белла ни в чем не виновата!
- Почему ты защищаешь ее? – вопрос прозвучал эмоциональнее, чем мне бы хотелось. Моя злость и ревность начали просачиваться наружу.
- Я вижу всего два выхода, - прервала нас Элис. – Либо он сам убьет ее, либо она станет одной из нас.
- Нет! Я не заберу ее душу! – Эдвард сжал кулаки. Это было последней каплей.
- Правильно, просто убей ее и дело с концом! – зло произнесла я. – Избавишь нас от проблем и удовольствие получишь!
- Вау, малышка, откуда столько злобы? – Эмметт усмехнулся.
- Тори, я думал, ты будешь на моей стороне, - Эдвард в упор смотрел на меня. – Как ты можешь такое говорить?
- А как ты можешь себя так вести? Зачем подвергаешь семью опасности? Что в ней такого особенного, ну кроме великолепного запаха крови!?
- Виктория! – сказал отец укоризненно.
- Что Виктория!? Я просто не понимаю, что в ней особенного? Почему ты так беспокоишься о ней? Чем она лучше? Я тоже человек, я же не виновата в том, что моя кровь вас не привлекает?
- Вик, прекрати! Ты будешь жалеть о том, что сейчас скажешь, - Джаспер пытался меня успокоить.
- Нет, я хочу знать! Ну, нравиться ему ее запах, так пусть съест ее и дело с концом! Все будут счастливы!
- Прекрати! Почему ты все это говоришь!? – Эдвард сделал два шага в мою сторону.
- Почему? Ты хочешь знать почему?! Да потому что я люблю тебя! – я услышала вздох Джаспера. – Люблю, а ты меня не замечаешь! Я из кожи вон лезу, чтобы хоть капельку понравиться тебе! Джаспер сказал, что в тебе что-то изменилось, он почувствовал, что ты начал меняться. У меня ведь появилась надежда, что ты заметишь меня, поймешь. Но тут появилась она и ты сошел с ума. Ты все время о ней говоришь. Зачем ты все время рассказывал мне о ней? Ты бы видел, как ты на нее смотришь! Я столько времени мучилась из-за всего того, что чувствовала, я не знала, что со всем этим делать. Я хотела, чтобы ты почувствовал ко мне хоть крупицу всего того, что чувствовала я. Но нет! Она же за какую-то неделю смогла сделать то, что у меня не получалось годами. Почему я все это говорю? Да потому что я ненавижу ее, ненавижу всем сердцем. Она забирает тебя у меня, даже ничего для этого не делая! Я ненавижу ее! Я собственными руками готова придушить ее, лишь бы она исчезла из нашей жизни! Я ненавижу ее!
В следующую секунду я ощутила резкий удар по лицу. Пощечина была легкой, но она была. Эдвард ударил меня.
Держась за щеку, я отшатнулась от него. Он застыл. Все с нескрываемым ужасом переводили взгляд с меня на Эдварда и обратно. Он ударил меня. Эдвард. Меня. Ударил.
Из груди вырвался неконтролируемый всхлип.
- А знаете что? – я начала говорить каким-то безжизненным голосом. – Она будет молчать. Ты с легкостью очаруешь ее, если справишься с внутренним монстром, а ты справишься. Она влюбится в тебя, и все будут счастливы. Ты, она, все. Ты обратишь ее в вампира, у вас впереди будет замечательная вечность…
- Милая, - Эсми сделала шаг в мою сторону, я же отступила на два назад.
- Я серьезно. А я здесь лишняя. Белла лучше меня, она станет прекрасным дополнением к вашему семейству. А я была всего лишь домашним зверьком. Я выросла, заботиться обо мне больше не надо. Карлайл сполна искупил вину за смерть моей мамы. Все. Вы выполнили свой долг. Я вообще поражена, что вампиры могут быть такими совестливыми. Я здесь лишняя, я не нужна вам, - усмехнувшись, я развернулась и, схватив ключи с тумбы, отправилась к двери.
Я хотела, чтоб они меня остановили, я надеялась на это, но этого не случилось…
[Конец воспоминания]
Я тряхнула головой, стараясь избавиться от воспоминания. Все-таки я тогда была не права. Семья была не виновата в том, что я не нравилась ему.
Резко вскочив, я побежала. Я должна была встретиться с ними без лишних глаз. Деметрий очень быстро поймет, где я и они естественно, последуют за мной, но у меня будет немного времени до того, как я шокирую их истинной причиной своего визита.
Чем ближе я была к Форксу, тем сильнее мне хотелось повернуть назад. Но раздираемая внутренними сомнениями я продолжала бежать. "Мне необходимо это сделать, я должна пройти через это… Я должна отпустить…" – уверяла я саму себя.
Когда мои сомнения практически победили, я поняла, что отступать было поздно. Я видела их дом. Судя по всему, они что-то праздновали и, исходя из того, что я чувствовала - человек имел прямое отношение к этому. Должна признать пахла она потрясающе.
Учитывая все то, что я о ней помнила, следующие события меня не удивили. Только она могла порезаться в доме полном вампиров.
Меня повергла в шок собственная реакция. Вместо того, чтобы просто смотреть на то, как они будут справляться с обезумевшим Джаспером, я кинулась ему на перерез. Мне не было жаль девушку, да я бы рада была… наверно. Я просто не хотела, чтобы они переругались между собой, не хотела, чтобы Джаспер винил себя.
Я влетела в дом как раз в тот момент, когда он вырвался из хватки Эмметта и во второй раз бросился на нее. Оказавшись перед ним, я заключила его лицо в свои ладони, его руки врезались мне в бока, желая оттолкнуть.
- Джаспер, все хорошо, успокойся, - начала я, пытаясь поймать его обезумевший взгляд. – Успокойся, все будет нормально, - гипнотизирующим голосом повторяла я. Судя по ослабевшей хватке его рук, у меня начало получаться. Просто не могло ни получиться! Я долго практиковалась в этом.
- Джаспер, ты совсем не голоден. Все нормально, успокойся. – Наконец, в его глазах появилась ясность, теперь он смотрел на меня очень удивленным взглядом. Да, неожиданный сюрприз!
Его ноги подкосились, и я вынуждена была приобнять его, чтобы он совсем не рухнул на пол.
- Прости, - сказала я с улыбкой, - побочный эффект. Через пару минут пройдет.
- Спасибо, - выдохнул он, по-прежнему странно смотря на меня. Затем его взгляд сфокусировался на ком-то за моей спиной. – Прости Белла, я не хотел…
- Тори… - выдохнул родной голос.
Опустив Джаспера в кресло, я медленно развернулась.
- Привет… - улыбнулась я.
Все-таки это была плохая идея.
 
каринкаДата: Среда, 02.11.2011, 14:40 | Сообщение # 4
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Прошу, пишите коментарии....пожалуйста smile
 
alnikДата: Среда, 02.11.2011, 18:04 | Сообщение # 5
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 162
Репутация: 6
Статус: Offline
каринка, я буду читать! wink

 
каринкаДата: Среда, 02.11.2011, 18:30 | Сообщение # 6
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Ок, мне самой этот фанф нравится)) но он ещё не законченный smile
 
каринкаДата: Вторник, 08.11.2011, 17:33 | Сообщение # 7
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 3.

Шесть пар родных глаз смотрели на меня словно на приведение. А вот одна пара шоколадных глаз даже с благодарностью. Зря она так!
Ощущалась какая-то странная неловкость, что мало меня радовало.
- Я тут мимо проходила, вот решила в гости зайти, - как можно с большим безразличием произнесла я.
Стараясь не смотреть на Эдварда, я сосредоточила все свое внимание на Эсми. Она смотрела на меня с нескрываемой радостью, похоже она единственная, кто рад меня видеть.
К сожалению, ну или к радости первым в себя пришел Эдвард.
- Тори, моя Тори, - шептал он, с какой-то странной интонацией, которую я не смогла интерпретировать. – Как… Кто посмел это сделать? – вот тут уже были четко просматриваемые нотки злости. И я знала, из-за чего они появились. Душа… - его больная тема.
В следующую секунду он сжал меня в своих объятьях. Я растерялась. Такое развитие событий никак не входило в мои планы. Что он делает? Не очень осмотрительно с его стороны оставлять девушку без присмотра. Тем более если она практически истекает кровью, да еще и в присутствии как минимум двух вампиров, которые не прочь полакомиться ею.
Спустя несколько секунд, когда мой мозг снова заработал, я оттолкнула его.
- Во-первых, не твоя, - холодно ответила я. – Во-вторых, моя душа осталась при мне. В этом вопросе я полностью согласна с Карлайлом. И, в-третьих, кое-кому явно нужна помощь, - я кивнула в сторону девушки. Карлайл тут же подлетел к ней и начал пытаться остановить кровь. Рана в принципе была не глубокой.
- Кстати, - я в упор посмотрела на нее, - ты действительно очень соблазнительно пахнешь, - я облизала губы, она – вздрогнула. Боится? Правильно делает. Эдвард сделал два шага назад, загораживая ее. – Расслабься, я могу держать себя в руках, - усмехнулась я. Эдвард попытался изобразить что-то наподобие улыбки.
- Милая… - Эсми не могла подобрать слов. – Я так рада, что с тобой все в порядке. Мы нашли машину, но твоих следов не было… мы просто не знали, что и думать. Мы думали, ты умерла…
- Все нормально Эсми. Как видишь, я жива и отлично себя чувствую, - спокойно ответила я. Она была немного удивлена, ведь обычно я называла ее мамой.
- Сестренка, ты потрясающе выглядишь! – Эмметт подмигнул мне и улыбнулся. Несмотря на улыбку, ощущалась какая-то холодность в его фразе, да и вообще во всем.
- Спасибо, я знаю, - я послала ему ответную улыбку.
- Тори, как давно это случилось? – спросил Карлайл, который уже закончил с девчонкой, которая сейчас прижималась к Эдварду и держала его за руку.
- Виктория, можно просто Викки, но не Тори, - поправила я его. – И мне на днях исполнился год.
- Ты хорошо себя контролируешь. Если бы я тебя не знал, то подумал бы что тебе несколько десятилетий, - заметил Джаспер, который уже пришел в себя. – И еще раз спасибо.
- Мне говорили, что я отличаюсь от остальных вампиров, - я ухмыльнулась. – И еще раз, пожалуйста. Тем более я уверена, что если бы ты действительно захотел пообедать, то смог бы найти что-то повкусней подружки своего брата, и есть родственников немного не вежливо, ты не находишь? - сердце девчонки забилось быстрей. Все как-то заметно смутились.
- Ты изменилась, - тихо произнес Эдвард.
- Обстоятельства так сложились, - так же тихо ответила я.
- Расскажешь нам, как это произошло? – поинтересовался Карлайл. – У тебя очень интересный дар…
- Я мало что помню, - солгала я. – Что касается дара, он действительно необычен. Зато я теперь понимаю, почему вы не чувствовали моего запаха, - я улыбнулась, но видимо моя улыбка их насторожила. – Я в какой-то степени управляю жаждой. Могу заставить вас сойти с ума он ее аромата, а могу сделать так, что ее кровь перестанет привлекать вас.
- Почему ты не вернулась сразу? Ведь одной очень трудно справиться со всем этим, - нежность в голосе Эсми, заставила меня чувствовать себя виноватой.
- Мне помогли. И на самом деле мне пора, - я сделала шаг по направлению к двери.
- Почему? – голос Эсми зазвучал обеспокоенно. – Это ведь и твой дом тоже, мы рады тебе. Тебе не обязательно уходить, не обязательно быть одной.
Мне стало стыдно за ту боль, что я причинила ей и еще причиню. Она по-прежнему оставалась моей волшебницей, я любила ее…
- Я приходила лишь за тем, чтобы извиниться. Я была не права тогда. Я не считаю, что вы заботились обо мне только для того, чтобы искупить вину, которой даже не было. Простите меня за это.
- Милая… - я прервала Эсми, продолжая говорить. Я должна была это сказать.
- Но во все остальном… Я лишняя, ничего не изменилось. Тем более как я вижу, я оказалась права, - я кивнула в сторону Эдварда.
- Тори, но мы ведь семья, - мое безмолвное сердце сжалось от тона голоса Эсми.
- Уже нет, я теперь другая. И врятли вы захотите, чтобы я была частью вашей семьи. Тем более у вас есть Белла, - я первый раз назвала ее по имени. Она мельком взглянула на меня, и вновь принялась изучать пол. – Кстати Эдвард, ты беспокоился о моей душе, но должен беспокоиться о другой. Судя по ее мыслям, она очень сильно хочет стать такой же как мы.
- Ты читаешь ее мысли? – ошарашено переспросил он.
- В принципе да, но в моем случае это работает немного по-другому. Белла, - она посмотрела на меня, - твой план хорош, но ты недооцениваешь его упрямство. Придумай что-нибудь более убедительное, - я заставила себя ей улыбнуться, но видимо получилось слишком зловеще, она опять вздрогнула. Она явно боялась меня. – И прекрати бояться меня! Если бы я захотела, то ты давно уже была бы мертва! – выплюнула я и тут же сделала глубокий вдох, желая успокоиться.
- Не может быть, - одновременно сказали Элис и Эдвард. И я знала, что это значит.
- Почему ты не видела этого раньше, Элис?! – Эдвард нервничал.
- Я не знаю. Я пыталась увидеть ее будущее, - она кивнула в мою сторону, - пыталась понять останется она с нами или нет. Я просто не заметила.
- Что случилось? – обеспокоенно спросил Карлайл.
- Вольтури, - произнес Эдвард и на лицах всех присутствующих отразился шок вперемешку со страхом. – Сколько у нас времени?
- Меньше двух минут. Ты не успеешь, - она покачала головой.
- Немного не вовремя, - пробубнила я, но кажется никто не обратил на это внимание.
Все переместились таким образом, что Эдвард с девушкой оказался сзади, а все остальные были впереди, как бы защищая их. Только я не сдвинулась с места, но все же развернулась к двери.
- Виктория, встань, пожалуйста, рядом с Эдвардом, - попросил Карлайл. – Ты еще слишком юна, а раздражать Вольтури не следует.
Я не успела ответить. Раздался визг тормозом, Каллены напряглись. Я сжала кулаки, боясь того, что сейчас произойдет.
Первой в дверях появилась Джейн, за ней Деметрий и Феликс. Они остановились примерно в двух шагах от меня.
- Добрый вечер, - уверенно произнес Карлайл, - рад приветствовать вас, но чем вызван ваш визит?
Никак не отреагировав на приветствие Карлайла, все трое, словно по команде, повернулись ко мне и отвесили что-то наподобие поклона, таким образом выражая уважение. Еще одно дурацкое правило Аро, которое должно выполняться в присутствии чужаков.
Деметрий пошел дальше всех, он вообще поцеловал мою руку, точнее перстень на ней. Мне стало жутко неудобно. Нужно будет не забыть потом прибить его за это.
- Не разумно было с вашей стороны идти сюда одной, - с небольшим осуждением произнес Феликс. – Тем более Аро…
- Аро здесь нет! – чересчур нервно ответила я.
Я уставилась на них и сильней сжала кулаки. Я боялась посмотреть на Калленов. Я в буквальном смысле слышала, как что-то щелкнуло у них в головах, когда Деметрий поцеловал мне руку. Я знаю, что они на ней увидели. Перстень. Такой же, как у Аро, как у отца и Маркуса. Карлайл прекрасно знал, что он обозначает. Они все поняли…
- Вы достали то, что было нужно Аро? – грубо спросила я. Я была все еще не готова посмотреть на тех, кто сейчас прожигал мою спину взглядом.
- Да, документы Георга здесь, - Джейн протянула мне папку. Взглянув на них, я мало что поняла. Очередной бред для забавы Аро. – Отлично. Отправляйтесь домой, скажете отцу, что мы с Деметрием немного задержимся, - я протянула ей папку.
- Нам не велено оставлять вас, - ответил Феликс.
- Повторяю, вы с Джейн отправляетесь домой. Сейчас, - четко проговорила я, смотря на него.
- Но Аро… - начала Джейн. Весь мой стресс, который я сейчас испытывала, вырвался наружи. Я легонько сжала ладонь, и Джейн рухнула на колени, хватая ртом воздух. Дело в том, что дар Джейн я тоже скопировала, но он, естественно, претерпел некоторые изменения. Я так же могла причинять боль, но способ немного отличался. Джейн делала это усилием мысли, я же с помощью рук – я сосредотачивалась на ком-то и слегка сжимала ладонь, чем сильнее сжата ладонь, тем невыносимей боль.
- Видимо ты меня плохо расслышала. Вы сейчас с Феликсом отправляетесь в Сиэтл и летите домой. Если вы улетите раньше, чем мы с Деметрием к вам присоединимся, то вы просто говорите отцу, что мы задерживаемся. Все ясно? – Джейн сделала слабую попытку кивнуть. – Очень хорошо. И я не советую тебе больше раздражать меня – последствия будут гораздо хуже, - я разжала ладонь, и Джейн тотчас выпрямилась.
- Простите меня, - произнесла она, и они с Феликсом поспешно ретировались.
- Она меня жутко раздражает, - прошипела я.
- Да ты вообще последнее время нервная, - я зло посмотрела на Деметрия, - понял, молчу.
Сделав глубокий вдох, я повернулась.
Я готова была провалиться сквозь землю от тех взглядов, которые сейчас были направлены на меня. Боль, непонимание, разочарование, осуждение, плохо скрываемая злость… Я чувствовала себя дрянью. Мне хотелось забиться в какой-нибудь угол и разреветься. Почему все сложилось именно так!?
Закрыв глаза, я сделала очередной глубокий вдох, пытаясь собрать мысли в кучу.
- Я здесь чтобы… - начала я, медленно открывая глаза, - …передать послание от Аро, ну или предупреждение, воспринимайте как хотите, - я смотрела на Карлайла. Сконцентрировавшись на нем одном, я стала чувствовать себя легче. – Вы прекрасно понимаете, что нарушили закон, и должны знать, что за это полагается. Карлайл, вы долгое время жили в Вольтере и знаете, что обычно Вольтури не делает предупреждений, они просто карают. Вам же было решено дать еще один шанс. Если вы сами разберетесь с этой ситуацией, то мы не будем вмешиваться. Если же нет… - я на секунду замялась, - вас ждет наказание.
- Зачем ты это делаешь? Зачем поступаешь так с нами!? – очень эмоционально спросила Элис.
- Я делаю только то, что должна. То, что делает моя семья уже достаточно долго, - я старалась, чтобы мой голос звучал ровно. – И я очень надеюсь, что вы примете правильное решение…
- Ты ведь тоже была причиной нарушения закона, - вдруг заметила Розали.
- Да, была, но как видите - эта проблема решена, я вампир. И к вашему счастью, об этом знаю только я. Если бы Аро узнал, что за вами и раньше числился грешок, никаких предупреждений не было бы.
- Я признателен Аро за то, что он решил сделать исключение. Передай ему мою благодарность, - вежливо произнес Карлайл, но было видно, что слова даются ему с трудом.
- Не смею больше отвлекать вас, - развернувшись, я направилась к выходу.
- Зачем ты сказала им? Почему предала нас? – его голос заставил меня остановиться.
- Ты думаешь, это я сделала?! – возмущенно переспросила я. Развернувшись, я встретилась с ним взглядом. – Я понятия не имею, откуда Аро узнал про это!
- Разве вы не знаете своих осведомителей? Я думал, Вольтури знают все, - спросил Эмметт.
- Именно этого, я упустила, - съехидничала я. – Извините…
Хотелось сказать еще что-нибудь колкое, но я не смогла. Я видела, что они пытаются скрыть свои истинные эмоции, пытаются выглядеть достойно, но их глаза выдавали все. И самое главное я ведь знала, что они не сделают то, что должны. Эдвард упрям, принципиален. Он не обратит ее, не лишит всего того, что, по его мнению, очень важно. А ведь важна любовь. Если рядом любимый, то неважно где находиться – в раю, в аду, да хоть в небытие! Главное быть вместе. К сожалению, Эдвард этого видимо не понимает, ну или не хочет понимать. Хотя я уверена, он бы хотел прожить с ней вечность, но он скорей всего считает это желание верхом своего эгоизма… Такой уж он есть…
Они будут искать разные выходы из этой ситуации, будут пытаться спрятать ее, но не примут самого простого решения.
- С каких пор ты стала такой… бесчувственной что-ли? Куда делась та милая добрая жизнерадостная девушка, которую мы так любили? Почему став вампиром ты пошла к Вольтури, вместо того, чтобы вернуться к семье? Кто ты? И куда делась наша Тори? – то ли интонация, с которой говорила Розали, то ли то, что это говорила именно Розали, то ли сопровождающие взгляды некогда моей семьи, всколыхнули то, что я так усердно пыталась забыть.
Мне вдруг резко стало не хватать воздуха. Ощущения были как тогда, когда я спрыгнула, ужаснейшее чувство удушья. Мне хотелось кричать, хотелось сказать им, что я не изменилась, что я по-прежнему та, которую они любили. Но вот только сказала я совсем другое. Мне было легче притвориться бесчувственной, чем показать им насколько я нуждаюсь в них и понять, насколько я им не нужна.
- Бесчувственной? - мой голос был ледяным. – Я бы так не сказала. Я та, кто я есть. Природу вампира очень трудно изменить, да ее и незачем менять. Лично меня все устраивает. Куда делась ваша Тори? Она умерла. Умерла, когда спрыгнула с моста в Сиэтле, пытаясь избавиться от боли, - в глазах Эсми стояли слезы. Хорошо, что вампиры не плачут. Ее слезы меня добили бы. – Умерла, когда захлебнулась в собственных слезах и боли, которая душила изнутри. Она нашла единственный выход для того, чтобы погасить все то, что она чувствовала, чтобы избавиться от никому ненужной любви, - в глазах Эдварда появилась боль, но в них было что-то еще. И если бы не рядом стоящая девушка, которую он обнимал, я бы подумала, что это нежность и забота. Но с какой стати ему испытывать нежность по отношению ко мне? – Но что-то пошло не так. Вместо спасительной прохлады воды, она почувствовала обжигающее пламя. Она кричала, молила о смерти, но пламя разгоралось все сильней. Но в следующий миг все поменялось, нет, пламя не исчезло, просто поменялось восприятие. Я пошла к Вольтури? Нет, это они нашли меня. Я не знаю, чем руководствовался Кай, когда обращал меня. Просто так получилось. Ваша Тори утонула, ее нет. Есть только Виктория Локвуд Вольтури, можно просто Викки, - я ухмыльнулась. – Вот так вот.
Я замолчала. Казалось, в комнате никто не дышал, ну, разумеется, кроме человека, из-за которого начались все беды.
- У вас есть максимум полгода, может меньше. И только вам решать станет ли наш следующий визит простым визитом вежливости. До скорой встречи, - глубоко вздохнув, я развернулась к двери. – Деметрий? – он накинул мне на плечи плащ и мы вышли.
Это был конец. Все. Все связи разорваны, все мосты сожжены. Пути назад не было, я сама все разрушила. Впереди… а я не знаю, что впереди.
Мне нужно будет поговорить с Деметрием, объяснить, что все это значило. Не потому что я что-то должна, нет, просто потому что он друг, единственный друг. Нужно сделать так, чтобы он держался подальше от Аро, хотя бы некоторое время – я сейчас просто не готова к расспросам. Вот и все планы на будущее…
Шепот Эсми заставил меня замереть около машины:
- Бедная моя девочка…- ее голос был пропитан болью, болью от утраты, но в нем была любовь…Она все еще любила меня. Моя волшебница все еще была со мной…
- Пошло все к черту! – резко развернувшись, я влетела в дом, и что есть силы сжала Эсми в объятиях.
Она, как мне показалось радостно, обняла в ответ. И плевать, что я похожа на сумасшедшую, у которой постоянно меняется настроение, плевать, что мы не одни. Сейчас важна только она, моя любимая волшебница.
- Прости меня. Пожалуйста, прости, - шептала я. – Я не хочу, чтобы все было так, но ничего не могу изменить. Эсми прости…
- Милая моя, все хорошо, - она успокаивающе гладила меня по спине.
- Я не хотела всего этого, не выбирала. Я бы предпочла смерть, мне было бы так легче. И тебе было бы легче, я бы не причиняла боль… Я очень тебя люблю, но не могу по-другому, пойми, пожалуйста. Я не хотела сюда ехать, знала, что так будет, но они теперь моя семья… А я не могу подвести семью, не могу предать, меня так учили… Они не такие плохие, как все думают, просто они так привыкли… Я очень тебя люблю, моя волшебница, - я не видела, но почувствовала улыбку Эсми. – И я очень скучаю по тебе… мама…
- Я тоже скучаю по тебе, моя милая. И что бы там ни было, я всегда рада тебе, - она немного отстранилась и заглянула мне в глаза. – Ты всегда будешь моей Тори, ничто это не изменит. Для меня ты всегда желанный гость в этом доме, слышишь? Всегда…
- Эсми, просто сделайте это, примите это решение. Вам не удастся убежать, пойми… Пожалуйста, Эсми. Я не хочу делать это, но у меня не будет выбора. Никакая душа не стоит того, чтобы за нее умирать. Тем более это все глупости. Существо без души не способно любить, а если любишь, то все остальное не имеет значение, поверь я знаю…Он упрямый идиот, но… - я замолчала, собираясь с мыслями. – Пожалуйста, Эсми, - я практически умоляла.
– Примите это решение. Тогда у вас все будет хорошо, у вас будет счастливая семья, а меня не будет мучить совесть, пожалуйста…
- Помнишь, что я сказала тебе тогда в больнице? – после непродолжительного молчания, спросила она. Я отрицательно покачала головой. – Я сказала тебе, что все будет так, как суждено. И сейчас я повторяю тебе тоже самое. Все будет так, как суждено.
- Полгода это максимум. Если Аро станет скучно, он не будет ждать… Поэтому, пожалуйста. Я очень люблю тебя, Эсми.
- Я тоже тебя люблю, моя милая. Я не злюсь и не обижаюсь на тебя. Ты сделала лишь то, что было нужно, - я услышала как кто-то фыркнул. - И не волнуйся, все будет хорошо.
Чмокнув ее в щеку, я выскользнула на улицу. Как только я села в машину, Деметрий завел мотор.
- Моя Тори, - его шепот был последним, что я услышала, отъезжая от дома.
 
каринкаДата: Вторник, 08.11.2011, 17:33 | Сообщение # 8
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 4.

Дорога домой прошла в полной тишине. Мы успели на тот же рейс, что и остальные. Деметрий ничего не спрашивал, хотя я ждала его вопросов. Я тоже молчала, я просто была не в том состоянии, чтобы что-то объяснять. Единственной моей фразой обращенной к нему было "держись подальше от Аро", на что он кивнул в знак согласия.
Быстро поприветствовав отца и остальных, и сказав, что все прошло отлично, я отправилась к себе.
Моя комната была моей маленькой крепостью, моим миром. Она отличалась от моей старой комнаты в доме Калленов – была более строгой, но только в ней я чувствовала себя настоящей, свободной от всего и от всех. В комнате было всего два цвета – белый и темно синий. Вообще все было сделано по принципу минимализма. Из мебели – огромная кровать, прикроватная тумбочка, мего-удобное кресло, небольшой столик у окна и стеллаж с книгами. Над кроватью весело две больших картины.
Закрыв за собой дверь, я улеглась на кровать и уставилась в потолок. Думать ни о чем не хотелось. Состояние вообще было странным, у меня как бы отсутствовало мировосприятие. Я находилась словно в какой-то прострации, была опустошена.
Я не знаю, сколько пробыла в таком состоянии, но постепенно ко мне вернулось мое мироощущение. В голове сами собой начали мелькать картинки прошедшей встречи с Калленами. Их лица были такими родными, любимыми, но и одновременно чужими. Как только я вспомнила их потрясенные лица у меня внутри начал бушевать водоворот непонятных чувств. Я пыталась разобраться в них, пыталась проанализировать то, что я чувствовала в их доме. Пыталась понять, чем были вызваны те или иные чувства. В общем, занималась внутренним самоедством.
По истечении достаточного количества времени, когда я сотни раз прокрутила в голове всю нашу встречу, я поняла одну единственную вещь. И это осознание поставило меня еще в больший тупик. Я поняла то, что на самом деле я была ужасной врунишкой. Я лгала сама себе, я убеждала себя в том, что чувств больше нет, что я избавилась от всего этого. Но это все ложь. Я по-прежнему люблю каждого члена этой семьи. Но самым страшным было то, что я по-прежнему любила Эдварда. Все то, что я пыталась утопить, все еще живо мне. Сейчас, оглядываясь назад, я ужасно корю себя за то, что не обняла его в ответ. Ведь он был рад видеть меня, действительно рад!
Он был рад, а я сообщила ему о том, что убью его и его семью, если он не решит проблему со своей подружкой…
Я говорила, что все прежние чувства живы во мне? Так вот жива и ревность. Только сейчас она была в сотни, даже тысячи раз сильнее, так же как и любовь. Вероятней всего это из-за того, что теперь я вампир.
Полностью разобравшись со своими чувствами, я так и не смогла найти ответ на главный вопрос – что же мне теперь делать?
Я любила Калленов – это факт. И я не хотела, что бы их настигла кара Вольтури – это тоже факт. Но что мне нужно для этого сделать?
Варианты, конечно, были, но они меня не устраивали. Я могла послать куда подальше Вольтури и вернуться к Калленам. Попросить прощения и умолять принять обратно в семью. Со мной их шансы увеличились бы. Но, во-первых, я не смогу предать Вольтури, так как я тоже их люблю. Люблю отца, какой бы он ни был, люблю Деметрия, Маркуса. Да я даже Аро люблю! И, во-вторых, я не смогу видеть Эдварда рядом с Беллой. Ревность сожрет меня изнутри.
Второй вариант хоть и был более привлекательным, но тоже меня мало чем устраивал. Я могла убить Беллу. Это не составило бы для меня особого труда. Проблема бы была решена. Каллены были бы вне опасности. Но Эдвард возненавидел бы меня. Ненависть, конечно, страстное чувство, но мне хочется иного.
Я была в тупике.
Вампир влюбляется один раз и навсегда? Но я ведь тоже вампир и я влюблена. Что мне делать, если мой любимый влюблен в другую и его любовь тоже один раз и навсегда!? Хотя с другой стороны я же влюбилась еще до того, как стала вампиром. Значит ли это, что моя любовь к Эдварду не настоящая? Если у меня шанс найти того с кем я проведу вечность?
"Нет! И еще раз нет! Мне нужен только Эдвард!" – раздалось где-то в глубинах моего подсознания.
Застонав от безысходности, я выпрыгнула в окно и отправилась на охоту. Очередные "туристы" прибудут в Вольтеру только послезавтра, но я больше не могла ждать, да и не хотела. Кровь дарила определенную свободу, дарила чувство легкости. А мне сейчас просто необходимо почувствовать хоть какие-то положительные эмоции!
_______________________
Неделя. Прошла ровно неделя. Что такое неделя для бессмертного? Правильно, ничего. Но для меня эта неделя была настоящим адом. И я позаботилась, чтобы этот ад ощутили все окружающие.
Проще говоря, я была невыносима, капризна и жутко раздражительна. Я измучила отца своими капризами, из принципа мешала Аро в его развлечениях. Достала Маркуса тупыми вопросами и истериками по поводу того, что он ничего не знает и только зря отнимает у меня время.
Всем остальным обитателям замка было во сто крат хуже. Могу с уверенностью сказать, что все ощутили на себе, что такое невыносимая боль. Я могла замучить вампира только лишь за то, что встретила его в коридоре, просто так, просто потому что он шел мне навстречу.
Мои жестокие безумства продолжались всего три дня. Потом я кардинально поменяла поведение. Стала чем-то похожа на Маркуса – вечно депрессивное существо. Я практически ни с кем не разговаривала.
И все это сумасшествие лишь потому, что я не знала, что мне делать. Внутренние противоречия разрывали меня. Меня тянуло в Форкс, тянуло к Эдварду. Но я прекрасно понимала, что мне там нет места. Я там чужая. У него есть Белла и скорей всего он сейчас занят разработкой плана по решению маленькой проблемки, которую я им создала.
Мне было хреново. И еще я скучала по Эсми…
Сейчас находясь в своем убежище, я старалась прийти в себя после небольшой стычки с Джейн. Моим убежищем служило заброшенное сооружение к северу от Вольтеры, чем-то напоминавшее замок. Скорей всего это он и был.
Я просто сидела на подоконнике, свесив ноги, и всматривалась в горизонт, стараясь ни о чем не думать.
- Не помешаю? – спросил Деметрий, кивнув на свободное место рядом со мной.
- Нет, - я пожала плечами и немного подвинулась.
Деметрий в точности скопировав мою позу, стал смотреть вдаль. Он молчал. Мне тоже не хотелось говорить.
И тут, словно по команде, у меня в голове всплыл вопрос, который уже столько мучил меня. Повернув голову, я стала разглядывать рядом сидящего вампира.
Деметрий был красив, впрочем, как и любой вампир. Он был надежен. С ним мне всегда было весело. Я доверяла ему…
"Может, стоит попробовать?" – шепнул внутренний голос. – "Тебе комфортно с ним. Может твоя любовь к Эдварду всего лишь выдумка?"
- Я тебе нравлюсь? – спросила я. Он, кажется, был удивлен.
- Что?
- Я тебе нравлюсь? – повторила я.
- Конечно. Если б не нравилась, я бы проводил время с кем-нибудь другим, - теперь была его очередь пожимать плечами.
- Поцелуй меня! – попросила я, на что он удивленно вскинул брови. – Что? Я тебе нравлюсь, ты мне тоже. Поцелуй меня!
- Вик…
Меня начинало бесить его поведение.
- Можешь считать это приказом, - жестче сказала я. – Я хочу, чтобы ты меня поцеловал. Ну, же!
Резко сократив расстояние, он коснулся моих губ своими. Если учитывать, что это был мой первый официальный поцелуй, то я была немного растерянна. Губы Деметрия двигались мягко, нежно, можно сказать, что даже неспешно. Одна его рука обвилась вокруг моей талии, подтягивая ближе. Неуверенно я начала повторять его движения, судя по тому, что он стал грубее, ему это понравилось. Я не скажу, что это было неприятно, даже очень приятно, но я ничего не чувствовала. Совсем ничего. Где-то на задворках сознания сохранились ощущения от того моего мимолетного касания к губам Эдварда. То, что я почувствовала в ту секунду… просто невозможно описать словами. Сейчас же не было никаких чувств.
Зарычав, я оттолкнула от себя Деметрия. Он был шокирован больше, чем когда я попросила поцеловать меня.
- Прости. Прости, пожалуйста, - я схватила его за руку. – Просто это все не то. Забудь просто, ладно? – я с надеждой посмотрела на него. Он притянул меня в свои объятья.
- Что с тобой происходит, Вик? Ты последняя время очень странная, даже для самой себя, - он усмехнулся, а затем прищурился. – Точнее ты странная, после возвращения из Форкса…
Я знала, что должна ему рассказать. Я хотела ему рассказать.
- Я знала Калленов раньше, ну когда была человеком, - прошептала я.
- Это я уже понял.
- Ну… - протянула я. – Если в сокращенном варианте, то после смерти моих родителей я жила с ними. Семь лет, - я взглянула на него, он пристально наблюдал за мной. – Ну, и я была влюблена в Эдварда, - он по-прежнему внимательно смотрел на меня. – Я надеялась, что он тоже сможет полюбить меня, а потом появилась эта Белла. В общем, я поняла, что не нужна ему и сбежала. Мне было очень больно, и я решила умереть, но Кай спутал мне все планы, - я замолчала, ожидая его вопроса, но его не было.
- Она лучше меня? – спросила я, после затянувшегося молчания.
- Кто? – не понял он.
- Белла. Ты видел ее, скажи она лучше?
- Ты лучше всех, - он чмокнул меня в нос, отчего я улыбнулась.
- Ну, сейчас понятно, что я лучше. А тогда? Я ведь знаю, что ты был там вместе с отцом. Человеком я была хуже нее?
- Я не знаю, что тебе ответить. Все, что привлекает меня в этой девчонке - это ее кровь. Она превосходно пахнет. У тебя же не было запаха, но ты показалась мне симпатичной.
- Так причина в запахе?! – закричала я, вскакивая. – Он променял меня на нее, только из-за чертова запаха!?
- Тише, успокойся, - Деметрий поднял ладошки вверх. – Объясни мне все толком, с самого начала.
- Хорошо, прости, - я села обратно. – В общем, к Калленам я попала, когда мне было одиннадцать…
Далее последовал рассказ о моей жизни. Я старалась не вдаваться в подробности, но говорила достаточно для того, чтобы он все понял. Деметрий слушал не перебивая. Хотя иногда я видела, что он хочет что-то спросить.
- Так ты прыгнула, только потому, что не хотела видеть его с другой? Ты бороться не пробовала?! – казалось, он был сильно возмущен.
- А смысл? Вампир ведь влюбляется всего один раз, - я пожала плечами, - и я видела, что он влюбился.
- А может ты перепутала? Может, это было просто влечение?
- А это не одно и то же?
- Поверь мне, это разные вещи. Может его просто привлекла ее кровь? – не унимался Деметрий.
- Какое это теперь имеет значение? Уже поздно думать об этом…
- Ты ведь все еще любишь его? Можешь не отвечать, мне и так понятно, учитывая все то, что я видел и то, что сейчас услышал.
- Ну, допустим это так, но только допустим!
- Так борись! Убей Беллу, заставь его поверить, что это единственный выход, чтоб спасти его семью… придумай что-то!
- Я не лишу его того, что он любит. А он любит ее!
- Ради нее он готов пожертвовать семьей? – спросил он. Чего он вообще ко мне привязался!?
- Я не знаю! – повысила я голос.
- Если любишь, нужно бороться, - тихо произнес он.
- А я слышала, что если любишь нужно отпустить, - так же тихо ответила я.
- И ты отпустишь?
- Я не знаю! – опять закричала я.
- В любом случаи решать тебе. Но та Викки, которую я знаю и люблю, ни за что бы, ни отступилась.
- Я просто не смогу причинить ему боль… - шепотом ответила я.
- Ну и что мы со всем этим будем делать? – неожиданно весело спросил он.
- Ты о чем? – теперь я ничего не понимала.
- Ты представляешь, что будет, если Аро решить прочесть мои мысли? Я не могу его вечно избегать, - он продолжал глупо улыбаться.
- А чего это ты так улыбаешься? - настороженно спросила я.
- Мне просто интересно как ты из этого всего выкручиваться будешь…
- Я думала об этом. Помнишь, я встречалась с одной из амазонок? – спросила я.
- И как иллюзия защитит мои мысли?
- Ну не совсем иллюзия. В моем же случае все по-другому, - я хитро улыбнулась.
- Не тяни!
- Что если попробовать соединить два дара? Способность проникать в чужую голову и ложные картинки?
- То есть ты…
- Вот именно! Ты будешь моим подопытным кроликом! – усмехнулась я.
- Ради тебя – все что угодно! – его глаза странно блеснули.
- Деметрий. А можно я у тебя кое-что спрошу? – нерешительно начала я. Он кивнул. – Что ты чувствуешь ко мне? Только честно, - предупредила я. Я знала, что этот поцелуй для него что-то значил, я чувствовала это.
- Ты нравишься мне. Я не могу пока назвать это любовью, но влюбленность присутствует.
- Я попробую, - неожиданно произнесла я.
- Попробуешь, что? – переспросил он.
- Попробую полюбить тебя. После того, как вся эта ситуация с Калленами разрешиться, я попробую. Обещаю.
- Ты ничего мне не должна.
- Я знаю. Но я все равно попробую. И это не обсуждается! – строго произнесла я, он улыбнулся.
- Ну и что должен делать твой кролик? – он потянул меня на себя
- Сидеть смирно! – я слегка стукнула его. Мы рассмеялись.
После того, как я вдоволь поиздевалась над своим "кроликом" мы отправились в замок.
Мне необходимо было принять важное решение. Деметрий прав, я должна действовать. И план этих действий напрямую должен зависеть от того, что я на самом деле хочу.
Как только мы вошли в замок, то наткнулись на "великую тройку", которая видимо, собиралась на прогулку.
- Привет, - бросила я, а Деметрий склонил голову.
- Здравствуй Виктория, - Аро был необычайно приветлив. С чего бы это?
- А где это вы вдвоем были? – спросил отец.
- Гуляли, - я улыбнулась.
- Где? – Аро протянул руку Деметрию, желая убедиться. Он никогда не пробовал читать мои мысли, точнее я не позволяла этого. И он уважал мое мнение о том, что мои мысли должны оставаться только моими.
- Это допрос? - спросила я, и одернула Деметрия, который протягивал руку Аро. Я не была уверена в том, что мой маленький эксперимент удался. Деметрий приобнял меня. Зачем?!
- Нет, мне просто было интересно, - произнес Аро, переводя взгляд с меня на Деметрия и затем на его руку на моей талии.
- Любопытство не порок, - усмехнулась я. – Деметрий?
Он посмотрел на меня, видимо прочитал в моих глазах все, что я о нем сейчас думаю. Кивнул Аро и исчез. Сволочь!
- Это что-то значит? – спросил отец, явно на что-то намекая.
- Нет. Вы куда-то собрались? – я решила сменить тему.
- Решили прогуляться, - улыбнулся Маркус.
- Когда вернетесь, мне нужно будет с вами серьезно поговорить, - деловым тоном произнесла я.
- Что-то случилось? – Аро выглядел заинтригованным.
- Ничего такого из-за чего следовало бы отменять прогулку, - но тема разговора вас удивит, - добавила я про себя.
- Мы сообщим тебе, когда вернемся, - ответил Аро, и они ушли.
Что ж время убивать "кролика"!
- Ты что творишь?! – я прижала его к стенке, схватив за горло. Он лишь ухмыльнулся.
- Это было весело. Тем более всем необходимо было расслабиться. После твоих безумств все немного напряженные, - он продолжал улыбаться.
- И ты считаешь, что новая сплетня поможет всем расслабиться? – возмутилась я.
- Спешу тебя огорчить, ну или обрадовать, но это давно уже не новость. Учитывая, что я единственный с кем ты нормально общаешься.
- Хочешь это исправить? – усмехнулась я.
- Нет.
- Жалко, - я обиженно надула губы. – Я так надеялась…
- Я так понимаю, ты все решила? – я кивнула. – И когда я узнаю о твоем решении? Ну, чтобы я смог подготовиться.
- Тогда же когда и все, - я отпустила его и направилась в свою комнату.
Примерно часа через четыре пришел Феликс и сообщил, что "начальство" вернулось и ждет меня в зале.
"Начальство" сидело на своих местах и скучало. Что ж я сейчас это исправлю!
С гордо поднятой головой я прошествовала к ним.
- О чем ты хотела поговорить? – Аро выглядел умиротворенным. Прогулка явно удалась.
- Я собираюсь какое-то время пожить в Форксе, – серьезно заявила я.
- Что!? – практически хором спросили они.
- Я собираюсь пожить в Форксе, - повторила я, стараясь сохранить невозмутимое выражение лица.
- И ты думаешь, мы тебе позволим? Ты нам ничего рассказать не хочешь? - отойдя от первого шока, спросил отец.
- Во-первых, я не спрашиваю разрешения, я просто ставлю перед фактом. Во-вторых, нет, мне нечего вам рассказать.
- И что ты там забыла? – поинтересовался Аро.
- Я просто хочу проконтролировать всю эту ситуацию с Калленами. Учитывая все, что я видела, я сомневаюсь, что они примут правильное решение. Девчонка в принципе безобидна…
- Но… - перебил Аро.
- Дай мне закончить! – я повысила голос. Он кивнул. – Я действительно считаю ее безобидной. Характер у нее не тот. Я просто буду за всем этим присматривать. И если решу, что она приносит проблемы - убью ее. Проблема будет решена. Тем более не вижу смысла наказывать весь клан за оплошность одного. Пока я буду находиться с Форксе не один вампир из Вольтеры не должен там появляться, - твердо сказала я.
- Это условие?
- Воспринимайте, как хотите. Но я приняла решение, и менять его не собираюсь. Завтра я отправляюсь в Форкс.
- А если Каллены будут против надсмотрщика? – улыбаясь, спросил отец.
- А как ты думаешь, меня интересует их мнение? – усмехнулась я.
- Я думаю, нет, - ответил отец.
- Правильно думаешь.
- Независимо от того, что она, как ты говоришь, безобидна, закон нарушен. И мы не можем оставить это без внимания, - заявил Аро
- А мы и не собираемся это делать. Я ведь тоже вроде как имею право решать, так? Закон нарушен, и они понесут наказание. Но вот только я сама решу, какое и когда. Глупо делать им предупреждение и ждать, что они вот так сразу послушаются и убьют, ну или обратят того, кто им дорог. Тем более с их принципами. Я буду там и решу, что лучше в конкретной ситуации. Мы ведь не знаем причин. Ну а если все будет уж совсем плохо, то проблема будет устранена лично мной.
Было видно, что Аро думает. Точнее пытается найти что-то, что позволило бы ему запретить мне сделать это. Но не на ту напал!
- Ведь есть еще какая-то причина, я прав? – ты посмотри какой догадливый!
- Да, есть. Мне понравился Карлайл, ну то есть он мне интересен. Я хотела бы пообщаться с ним. Ведь образование пойдет мне на пользу, как вы думаете? – я улыбнулась.
- Заинтересовала их диета? – спросил Маркус.
- Нет. Мой вид питания меня вполне устраивает. Мне просто интересна его философия. Ведь согласитесь, что вампир, работающий в больнице и помогающий людям не может быть не интересен.
- Да, - согласился Аро. – Образ жизни Карлайла достаточно интересен. Если честно, то я думал, что у него ничего не выйдет. Но я ошибся, что очень редко случается.
- Значит, вы одобряете мое решение? – спросила я.
- Я думал, что ты не спрашиваешь разрешения?
- Я просто не хочу, чтобы мне мешали. Если вы вмешаетесь, то подорвете мой авторитет, а это мне не нужно.
- Мы не будем тебе мешать. Но если твое прибивание там будет слишком долгим, мы тоже навестим нашего старого друга, - спокойно сказал Аро.
- В этом не будет необходимости, - поспешила заверить его я. – Что ж, тогда я думаю, что мне следует попрощаться. – Я подошла и обняла отца.
- Я обещаю, что мне не вмешаемся, пока вся ситуация будет у тебя под контролем. Но ты должна будешь держать с нами связь.
- Конечно, отец. Я буду звонить, - улыбнулась я.
- Деметрия взять с собой не хочешь? – Спросил Маркус, странно улыбаясь.
- Я думаю, что справлюсь сама, - я ответила ему улыбкой. – Но буду рада, если он приедет в гости.
Отец засмеялся. Кивнув, я поспешила удалиться.
Я выиграла для Калленов время. Главным являлось то, что я любила эту семью, любила несмотря ни на что. А все остальное неважно. Я думаю, что смогу справиться с ревностью, ну попытаюсь это точно. Хотя… будь что будет. И тем более я же Вольтури, а Вольтури никогда не играют честно.
 
каринкаДата: Вторник, 08.11.2011, 17:34 | Сообщение # 9
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 5.

По пути в Сиэтл, я много думала о манере моего поведения с Калленами. Я не знала, как именно мне разговаривать с ними. Не хотелось давать им, да и себе ложные надежды. Я по-прежнему была чужой.
Я боялась того, как они воспримут мое появление. В одном я была уверена – Эсми будет рада. Лишь это меня утешало.
По прибытии в Сиэтл я сняла квартиру – просто так, на всякий случай. Пройдясь по парочке магазинов и купив себя несколько абсолютно ненужных вещей, я отправилась в Форкс.
" Финишная прямая" была жутко волнительной. Я буквально чувствовала, как напряжение смешанное с волнением подобно волне, медленно растекалось по моему телу. Даже будучи человеком, я не замечала за собой подобной нервозности. А для вампира это вообще нормально так нервничать? Скорей всего нет. Радует то, что я остаюсь ненормальной в любой ипостаси.
Объяснять Калленам причину моего решения я не собиралась. Я просто предложу им два варианта развития событий, и они должны будут выбрать тот, который им больше подойдет. Соответственно они выберут тот, который нужен мне – в этом я уверена. Несмотря на то, что мы с ними вроде как старые знакомые, я Вольтури, а с Вольтури спорить опасно, они должны это понимать. Я даже готова продемонстрировать им свое преимущество, если это понадобится.
Я говорила уже, что люблю эту семью, но это скорей благодарность, чем любовь в привычном ее понимании. Я безумно благодарна им за то, что они для меня сделали и буду благодарна всегда. Они должны понимать, что я изменилась, опять же, если не понимают, то я докажу. Я не знаю, что они сейчас чувствую ко мне. Осталась ли та привязанность, которая была? И была ли вообще, раз они так легко променяли меня на нее? Вопросов много, и получать ответы на них я буду в процессе тесного общения.
Хотя, чтобы там ни было, я точно знаю, зачем я все это делаю. А делаю я это только ради нее.
Эсми.
Именно моя привязанность к ней заставила меня пойти на это. Хотя вот тут как раз не привязанность и благодарность, а именно любовь. Я люблю свою волшебницу, люблю свою маму. И эта любовь пересилила всю ту обиду и боль, которую они мне причинили. Я не задумывалась об этом раньше, но ведь они могли искать меня, но не делали этого. Они нашли машину, не обнаружив меня в ней, и успокоились? А как же видения Элис? Они просто перешагнули через все это, так получается?
Я тряхнула головой, стараясь избавиться от мыслей. Я должна оставаться хладнокровной, не должна проявлять эмоции. Должна быть бесчувственной, как сказала Розали.
Как только я подъехала к дому, то поняла, что он пуст. "Видимо, детки в школе" – промелькнуло в голове и я усмехнулась.
На самом деле, Каллены скорей всего были на охоте, учитывая ясность погоды. Выйдя из машины, я уселась на капот и принялась ждать.
Первой из леса показалась Элис, за ней Розали и Эмметт. Заметив меня, они резко остановились. Когда к ним присоединились Карлайл, Эсми и Джаспер, они, переглянувшись, двинулись в мою сторону.
Эдварда не было, что, скорее всего, не удивительно. Он, небось, от нее ни на шаг не отходит!
Каллены остановились метрах в пяти от меня. Спрыгнув с капота машины, я двинулась вперед, желая подойти поближе. В ответ на мое простое действие Джаспер и Эмметт резко выступили вперед, приглушенно зарычав, они приняли боевые стойки.
- Фу, как грубо! – я остановилась. – Я, между прочим, просто хотела поздороваться, - отступив назад, я опять села в позу лотоса на капоте.
Каллены хранили молчание, озираясь по сторонам. Элис выглядела напряженной, пытаясь увидеть будущее.
- Расслабьтесь вы! – усмехнулась я. – Если бы я пришла за тем, о чем вы подумали, то я, во-первых, была бы не одна, а во-вторых, мы не стали бы терять время.
- Тогда зачем ты здесь!? – на мой взгляд, слишком грубо спросил Эмметт.
- Мимо проходила.
- Я рада тебя видеть, - Эсми приветливо мне улыбнулась, я не смогла сдержать ответной улыбки.
- Я думал, вы дали нам полгода, разве нет? – деловым тоном поинтересовался Карлайл. Ну что ж, по-деловому, значит по-деловому.
- Карлайл, ты ведь прекрасно понимаешь, что Аро не стал бы ждать, - с некой иронией произнесла я.
- Я предполагал. То есть твой визит… - я не дала ему закончить.
- Я бы была не одна, если бы… ну вы поняли. На самом деле, я пришла, чтобы предложить вам сделку, - их глаза раскрылись в удивлении. – Ну, или что-то типа того. Видите ли, я не вижу смысла наказывать всех, из-за слабости одного…
- Ты предлагаешь пожертвовать Эдвардом!? – шокировано произнесла Розали.
- Что ты! – я в притворном ужасе схватилась за сердце. Мой взгляд задержался на Элис, которая все еще стояла с закрытыми глазами, пытаясь что-то увидеть. – Элис, не мучай себя! Ты все равно ничего не увидишь, только головную боль заработаешь, - у меня вырвался смешок.
Она открыла глаза и удивленно на меня посмотрела.
- Дело в том, - решила объяснить я, - что мои способности не ограничиваются одним лишь контролем над жаждой. В прошлый раз вы должны были в этом убедиться, - они выглядели заинтересованными. – Я вроде как могу копировать способности других вампиров, - у Карлайла вырвался вздох удивления. – Но проблема в том, что они переходят ко мне в немного измененном варианте. Я тоже могу создавать иллюзию боли, как Джейн, только механизм другой. Вся сила в руках, - я театрально покрутила руками, - в этом вы убедились. Та же ситуация с даром Аро, он немного модифицировался при копировании, но сейчас не о том. Деметрий, как вы знаете, превосходная ищейка, найдет любого кого захочет, поэтому спрятаться вам не удастся, - я усмехнулась. – Так вот, его дар полностью изменился при копировании. Не то чтобы у меня проблемы с поиском вампиров, нет. Но суть в том, что я могу спрятать любого вампира так, что вы не почувствуете его присутствия даже если он будет находиться у вас за спиной. – Каллены мгновенно напряглись и вновь стали оглядываться по сторонам, что заставило меня улыбнуться. Они не верят мне…
- Успокойтесь! – я немного повысила голос. – Я же сказала, что пришла одна! Ты не видишь будущего потому, что я присутствую в нем. Тут два варианта, либо вы посылаете меня куда подальше и отказываетесь от моего предложения, тогда ты все равно ничего не увидишь, потому что, так или иначе я вернусь к вам, но уже не одна. И ты не узнаешь, когда это произойдет. Второй вариант – вы соглашаетесь со мной, и тогда ты тем более ничего не будешь видеть. Та как? – я сложила руки на груди.
- В чем суть предложения? – спросил Карлайл.
- Я разве не сказала?! – удивилась я.
- Ты забыла об этом упомянуть.
- Извините, вы со своей агрессией сбили меня, - я спрыгнула с капота.
- Это всего лишь ответ на твои действия, - Эмметт мне подмигнул.
- В отличие от вас, я вполне миролюбива… пока…
- Вольтури не могут быть миролюбивы, - опять же, чересчур грубо ответила Розали.
- У тебя предвзятое мнение о моей семье, - парировала я. – Как бы то ни было, мы опять отвлеклись. Суть в том, что пока я нахожусь на территории Форкса, не один вампир из Вольтеры тут не появится. А это гарантия того что, то время, которое вам дали не уменьшится по прихоти Аро. Вы, я смотрю, не очень переживаете по поводу всего этого. Или я ошибаюсь, и девчонка корчится где-то, терпя муки превращения? – с их стороны послышался рык. – Фу, как грубо, - опять повторила я.
- Что ты всем этим хочешь сказать?
- Я хочу этим сказать то, что пока я буду жить с вами, вы будете живы!
- Что?! – послышалось сразу несколько голосов.
- А то. Решать вам, - я пожала плечами.
- И остальные позволили тебе это? – спросил Джаспер.
- Мне не требуется чье-либо позволение. Я сама теперь решаю, что и кому позволять, - холодно ответила я. – И вообще, то как к этому относится моя семья - вас не касается. Вы бы лучше о себе побеспокоились. Мое пребывание здесь гарантия вашего времени и ваших жизней.
Каллены прибывали в глубокой задумчивости. Я видела, что они ищут подвох. Они не доверяли мне. С одной стороны они правильно делали, но с другой… мне было обидно, что они так быстро забыли все, что связано со мной.
Молчание затянулось.
- Господи, - воскликнула я, слишком эмоционально, - я понимаю, что многое изменилось. Но неужели вы настолько меня призираете, что лучше умрете, чем допустите то, что я буду жить с вами под одной крышей. – Каллены выглядели пораженными. Тон моего голоса застал их врасплох. – Я все это затеяла только потому, что я, черт возьми, не желаю вам смерти. Да, в моей темной душонке живо чувство благодарности и привязанности к вам. Несмотря на то, что я чужая здесь, что я вам не нужна, я не могу ненавидеть вас. Вы… вы вырастили меня, вы многому меня научили… Я просто хочу помочь! Потому что… я не понимаю, почему из-за его упрямства должны страдать вы?! И… - я не смогла закончить, так как Эсми обняла меня.
- Ты не права. Ты не чужая здесь. И мы тебя не призираем…
- У нас с тобой разные мнения на этот счет, Эсми. Я свое менять не собираюсь. Все то, что я вижу - лишь сильней убеждает меня в этом.
- Ты не права, милая. И ты можешь остаться. Я тебе уже говорила, что ты всегда желанный гость в моем доме, - Эсми отстранилась от меня, но не отпустила.
- Почему ты думаешь, что Аро не сделает то, что задумал, а послушается тебя? – тихо спросила Элис. В ее взгляде что-то изменилось, но вот только я еще не поняла что именно.
Я подняла руку, на которой был перстень, демонстрируя его:
- Потому что, у меня есть право голоса. Я так же решаю, кого казнить, а кого миловать. Я не обещаю вам того, что если я останусь тут, проблема будет исчерпана, нет. Я просто предлагаю вам время, за которое вы, я надеюсь, найдете способ убедить его, что она не стоит ваших жизней. Вы ведь поняли, что на этот раз Элис бессильна. Она не увидит нашего приближения. А так… вы будете хоть в чем-то уверены…
- Эмметт, - серьезным голосом начала Эсми, - тебе придется убрать все свои вещи из ее комнаты.
- Но…
- И не смей спорить! – прикрикнула на него Эсми. Эмметт, пожав плечами, отправился в дом. Следом за ним, с недовольным видом, ушла Розали. – Они устроили игровую из твоей комнаты. Объясняя это тем, что у тебя телевизор больше, - Эсми усмехнулась. – Пойдем в дом, - она потянула меня к двери.
- Я постараюсь сделать так, чтобы вы не замечали моего присутствия, - сказала я, смотря на Карлайла. – И…
- Хватит разговоров! Пошли! – Эсми силой втащила меня в дом.
В воздухе чувствовалось напряжение, все движения, фразы были скованными. Всем было не по себе. И я искренне не понимаю, почему я до сих пор не ушла. Я видела, что мое присутствие им неприятно, мне тоже было некомфортно из-за их взглядов.
Но вместо того, чтобы уйти, я продолжала сидеть на диване рядом с Эсми и слушать ее воодушевленный рассказ. И это меня тоже ставило в тупик. Эсми рассказывала об их жизни за последний год, рассказывала о ней. Я не знаю, зачем она это делала. Возможно, пыталась показать, что эта Белла не такая уж и плохая.
Копаясь глубоко в себе, стараясь разобраться в причинах, которые держат меня тут, ведь идея приехать к Калленам, не казалась мне уже такой хорошей, я упустила тот момент, когда к дому подъехала машина.
Дверь резко распахнулась и в комнату влетела, или точнее сказать ввалилась Белла, за ней не спеша шел Эдвард. Как только девушка увидела меня, в ее глазах отразился страх, и она стала отступать назад. Первый шок Эдварда прошел, и он одним молниеносным движением переместил девушку себе за спину и приглушенно зарычал.
- Да, - протянула я, - видимо грубость это семейная черта, - послышался сдавленный смешок Эмметта.
- Что ты тут делаешь? – спросил Эдвард.
- В гости приехала, - я натянута улыбнулась.
- Прекрати язвить! – а вот это уже наглость. – Что ты тут делаешь!?
- Я бы не советовала тебе грубить мне, мое терпение не безгранично. Объяснять тебе, почему я здесь, я не собираюсь. Если интересует – спроси у родственников, - четко проговорила я и, игнорируя его пристальный взгляд, пошла к лестнице.
- Оу, простите, пожалуйста, - ирония смешанная со злобой в его голосе, заставили меня повернуться, - я совсем забыл кто ты. Ты ведь теперь у нас важная персона, королевская так сказать. Ты наверно привыкла совсем к другому обращению, я прав? Ты ведь нас простишь? Мы ведь простые смертные и не часто принимаем у себя в гостях таких важных персон как ты. Только скажи, с чего это такая милость на нас свалилась? Почему Вольтури стали так великодушны? Предлагать нам время – это щедро с вашей стороны, - теперь его голос был пропитан только злобой. – Решили проверить насколько мы изворотливы в своих планах? Или просто боитесь, что мы сможем вас перехитрить? Или быть может вашим извращенным душам приятно видеть, как мучаются те, кого вы приговорили? – это стало последней каплей.
Зарычав, я резко вытянула руку вперед и сжала кулак. Эдвард упал на колени, крепко сжав челюсть. Эсми прикрыла рот ладошкой, содрогаясь в ужасе. Карлайл выглядел встревоженным, из глаз Беллы начали течь слезы. Лиц остальных я не видела.
Когда первая волна гнева прошла, я слегка разжала руку, ослабляя его пытку.
- Я предупреждала, что злить меня не стоит, - ледяным тоном произнесла я, подходя ближе. – Ну а насчет остального… Ты прав, я привыкла к другому обращению. К хорошему быстро привыкаешь. И я пока не сделала ничего такого, чтобы вызвать такое отношение к себе с твоей стороны. И ты не имеешь никакого права судить мою семью. Вы все видите только верхушку, не задумываясь, какие Вольтури на самом деле. Милость? Это врятли. Приговоренные? Это тоже врятли. Выход из всей этой ситуации очевиден, только вот ты слеп и не видишь его. Я не считаю, что из-за твоей слабости должны страдать все остальные. И если уж на то пошло, то вы сами виноваты в том, что оказались в такой ситуации. Знаете, кто донес на вас? Ответ очень прост, подумайте, - я на секунду замолчала, сделав вдох. Мне не нравилось то, что я делала, но злость была сильнее здравого смысла.
- Даю подсказку: вам что-нибудь говорит имя Джеймс? Нет?
- Виктория, - выдохнула девушку, охрипшим голосом. Она переводила взгляд с меня на Эдварда, который просто геройски терпел мученья.
- Умница! – улыбнулась я. – Моя потрясающая и ужасно обиженная тезка. Если уж вы прикончили ее дружка, то хоть свидетелей бы не оставляли. Неужели вы думали, что она не будет мстить?! Глупо с вашей стороны. Так что это только ваша вина. Но, как я уже говорила, выход прост. Обрати ее, - я встретилась с ним глазами, - проблема будет решена.
- Нет, - сквозь сцепленные зубы прорычал он. Меня восхищает его сила воли.
- Упрямый… Беспокоишься о ее душе? Это глупо. Глупо из-за какой-то девчонки подвергать опасности всю семью! – мой голос сорвался на крик. – Она не стоит этого! Или ты ее так сильно любишь, что готов умереть!? А может тут дело в другом? Может, ты просто боишься, что твой ручной зверек надоест тебе? Точно! Глупая малышка влюбилась в тебя, а ты просто играешь! Поэтому ты не хочешь ее обращать, потому что знаешь, что рано или поздно она тебе надоест и ты выкинешь ее. Я угадала? Если она будет вампиром, избавиться от нее будет труднее, а так все просто, - я засмеялась, это был истерический смех. – Задумайся Белла, может он и не любит тебя совсем, и ты зря тратишь на него свое время?
- Отпусти его, - прохрипела она, - пожалуйста…
- Видишь Эдвард, ты всем причиняешь боль… - зачем то тихо произнесла я. – В следующий раз подумай, прежде чем злить меня, - я разжала ладонь
Эдвард поднялся на ноги, странно смотря на меня при этом.
- Чувствую, ваше решение было поспешным и что вам срочно нужно поговорить в узком семейном кругу. Поэтому я пойду, прогуляюсь, тем более я проголодалась, - медленно, даже для человека, я пошла к выходу.
- Виктория, ты… - я перебила Карлайла.
- Не переживайте. Количество жителей города Форкс останется неизменным, - я усмехнулась. – Я собралась в Сиэтл, ну или в Порт – Анжелес.
- Не против, если я поеду с тобой, - я в шоке уставилась на Джаспера, при чем не только я.
- Поехали. Вместе веселей, - стараясь казаться безразличной, произнесла я и вышла.
Через тридцать секунд Джаспер сидел на пассажирском сиденье моей малышки. Я вжала педаль в пол, и мы рванули с места. Чувствую, поездочка будет интересной.
 
каринкаДата: Вторник, 08.11.2011, 17:34 | Сообщение # 10
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 6.

Знаете что такое настоящее удовольствие? Это когда ты едешь на полной скорости по трассе и ощущаешь себя абсолютно свободной. Все как будто растворяется, нет ни окружающих тебя машин, ни преград. Пейзаж сливается в одно большое пятно, окружающий мир просто перестает существовать. Законы мира больше не действительны. Все что имеет значение для тебя в этот момент – это скорость. Скорость и тот маленький мир, который ты создаешь у себя в автомобиле.
Вот почему я предпочитаю передвигаться на машинах, а не своим ходом. Хотя в некоторых случаях "своим ходом" было бы намного быстрее. Любовь к машинам и скорости – это еще один "привет" из детства.
Мне было тринадцать, когда я вновь смогла спокойно находиться в салоне автомобиля. После аварии я панически боялась автомобильных поездок. Это было самое большое и самое неприятное воспоминание. Меня начинало трясти, как только я оказывалась внутри машины.
Но все изменилось, когда Розали силой затолкала меня в машину и показала настоящий мир. Мир скорости и удовольствия. То самое первое впечатление, которое возникло у меня тогда, живо до сих пор. Ни с чем несравнимое впечатление, когда скорость такова, что от нее закладывает уши, когда все за окном пропадает, сливаясь во что-то непонятное. Когда в буквальном смысле исчезает все, оставляя тебя один на один с собой и своими мыслями… это было просто потрясающе.
Сейчас конечно восприятие немного изменилось, хорошо, оно сильно изменилось. Но я все равно стараюсь воспринимать все через призму того, детского воспоминания.
Я люблю скорость, люблю машины, люблю ту свободу, которую они мне дарят. Люблю возможность побыть самой собой, в собственном никому недоступном мире.
И сейчас на пути в Сиэтл, я продолжаю глупо улыбаться и наслаждаться моим миром, несмотря на такое наглое вторжение со стороны Джаспера. Я не понимаю, зачем он захотел поехать со мной, а он не спешит объяснять. В салоне царит молчание, которое никого не тяготит. Лишь изредка я чувствую на себе его взгляд, но никак на него не реагирую. Если он захочет, то сам мне что-то скажет. В конце концов, это он захотел поехать со мной, я его не приглашала.
Припарковавшись на пустынной улице пригорода, я заглушила мотор и повернулась к Джасперу, который так ничего и не сказал.
- Присоединишься? - спросила я с улыбкой.
- Нет. Я, пожалуй, воздержусь, - спокойно ответил он. В ответ я пожала плечами и вышла из машины. Пройдя буквально пару шагов, я усмехнулась и быстро вернулась в машину.
- Ладно, Джаспер. Колись, что тебе от меня надо? – спросила я, смотря на него.
- Ничего, - его губ коснулась улыбка, и он, наконец, отвлекся от разглядывания лобового стекла, и взглянул на меня.
- Меня так просто не одурачишь! Что тебе надо? Или ты в роли надсмотрщика? - я усмехнулась и слегка изогнула бровь. – Будешь следить, сколько невинных людей пострадает от рук ужасного монстра?
- Нет, - улыбка стала шире. Его глаза светились весельем. Это было странно. Чего это он вдруг так расслабился? - Я просто хочу пообщаться с тобой.
- С чего бы это? Я ведь вроде как ваш враг, так? – поинтересовалась я.
- Возможно, - что-то мне не нравятся его ответы!
- Хочешь общаться? Так давай, - я сложила руки в замок и улыбнулась, - я вся во внимании.
- Давай, ты сначала поешь? А то ты какая-то нервная, - опять абсолютно спокойно ответил он.
Он меня раздражает!
- Странный ты какой-то, - с этими словами, я выскользнула из машины и отправилась на поиски обеда.
Я никогда особо не заморачивалась по поводу выбора жертвы. Для меня они все были одинаковыми, как говорит Деметрий – "они просто сосуды с кровью". Возможно, это слишком неуважительно по отношению к людям, но для таких как я – это так и есть.
В самом начале я пыталась питаться кровью животных, но меня это не особо привлекло. Хотя… может я и не сильно пыталась. Но факт остается фактом – я вампир, а вампиры питаются кровью. Каллены – исключение, они пытаются сохранить свою человечность. Мне же просто не для кого ее сохранять, да и меня все устраивает.
- Девушка, вы что-то потеряли? Или кого-то? – окликнул меня изрядно выпивший голос. Да, не повезло тебе!
- Может вас проводить? Девушка, ну что же вы молчите?! Я не кусаюсь, – голос хихикнул. Я медленно повернулась.
Мужчина, средних лет, разведен. Судя по его планам, он собирается развлечься сегодня и очень надеется, что его развлечением стану я. Придется его разочаровать!
- Зато я кусаюсь, - вкрадчивым, холодным голосом ответила я. Его глаза резко расширились.
В следующую секунду он был прижат к стене в ближайшей подворотне.
- Что за черт!? – он моментально протрезвел. Почуяв его страх, я улыбнулась. Люблю это чувство.
- Расслабься, милый! – прошептала я, и вонзила свои зубки ему в шею.
Теплая и такая желанная жидкость начала медленно заполнять мой рот. Восхитительное чувство.
Закончив с этим бедолагой, я отправилась обратно к машине. Не то чтобы я была полностью сыта, нет, но у меня появилась одна замечательная идея.
- Что-то ты быстро, - заметил Джаспер, как только я захлопнула дверцу порше.
- Тут выбирать то особо не из чего, поэтому и быстро, - спокойно ответила я.
- Так ты гурман?! – в притворном удивлении воскликнул он.
- Бывает иногда, - я пожала плечами.
- Домой? – спросил он, когда я завела мотор.
- Ты же вроде хотел поговорить? Так вот я слушаю, - возможно, мой ответ был чересчур резок.
- Судя по твоему настрою, ты говорить не хочешь, – это было утверждение, а не вопрос.
- А ты прекрати читать мое настроение и просто начинай говорить то, что собирался! Чем быстрей покончим с этим, тем легче нам обоим будет! – грубо ответила я.
- Тебе противна моя компания? – его спокойствие убивало…
- Скорей тебе противна моя…
- Ты ошибаешься.
- Слушай, Джаспер, прекрати! Просто скажи, что хотел и все! Я ведь прекрасно знаю, что вы все не испытываете радости от моего присутствия. Я Вольтури, а Вольтури не особо жалуют!
- Эсми очень рада тебе, - все с тем же нерушимым спокойствием произнес он.
- Я скучала по ней, - слова сами собой сорвались с моих губ.
- Элис тоже рада, просто… твое поведение сбивает с толку. Мы не знаем чего от тебя ждать. Ну, и фамилия Вольтури вносит свои коррективы. Но все равно ты для нас та же Тори, что и год назад.
- А вот это зря, - ехидно заметила я. – Я уже не та. Та, которую вы знали – утонула.
- Зачем ты так? – вдруг обиженным тоном спросил Джаспер.
- Как? Все на самом деле очень просто. Я та, кто я есть. Я Вольтури и я никогда не придам свою семью. Я здесь лишь потому, что действительно считаю, что за проступок одного не должны страдать все. И я очень люблю Эсми. На остальное мне наплевать. Рады вы, не рады – все равно. И если ты тут с дипломатической миссией убедить меня в чем-то, то ты зря стараешься. Я не меняю своего мнения. Если по истечению полугода Белла Свон все еще будет человеком – мы вмешаемся. И тогда вы ничего не сможете сделать, - ледяным тоном проговорила я.
Воцарилось молчание. Джаспер даже не дышал. Я все равно не понимаю, зачем он поехал со мной. Хотел попытаться в чем-то убедить? Это глупо. Даже когда я была человеком – я была жутко упряма, меня было очень трудно переубедить, а сейчас и подавно.
- Ты все еще любишь его, - произнес он уверенно. Его слова были для меня подобно удару молнии. Я резко нажала на тормоза, машину повело.
Вампира очень трудно застать врасплох, но ему это удалось. Остановившись у обочины, я удивленно уставилась на Джаспера.
- И не смотри на меня так, - спокойно продолжил он, - я уверен в своих словах. Я прекрасно помню все то, что ты чувствовала, будучи человеком. Могу сказать, что это было ужасно сильное чувство. Сильней этого я не встречал. Ты сделала ошибку тогда… Сказав ему об этом так…
- Неважно как я это сказала, ничего не изменилось бы… - прошептала я.
- Ты не можешь этого знать. Я ведь говорил тебе…
- Он любит ее! – незаметно для себя я повысила голос.
- Ты сама подтолкнула его к этому. В любом случаи ты все еще любишь его, - вновь повторил он. – Я чувствую это. Твои эмоции сегодня, когда ты мучила его, были подобны урагану. И ты ревнуешь – это я тоже чувствую.
- В любом случае это уже неважно. Того, что было раньше уже нет. Ты прав, но это неважно… - мой голос звучал как в тумане. Джаспер затронул то, что я хотела спрятать, что я хотела забыть.
- Викки… - он коснулся моей руки.
- Неважно, Джаспер. Ты сам говоришь, что чувства были сильны. И ты должен понимать, что они так быстро не пройдут. Но все это не имеет значения. Я чужая, была, есть и буду. Этого не изменить.
- Зачем ты себя мучаешь? – его голос звучал как-то по-домашнему что ли, я как будто чувствовала его заботу. Странно, правда?!
- Я не хочу убивать вас. Вы должны уговорить его обратить ее. Или она умрет…
- Она хорошая, не делай ей больно. Она не заслуживает… - дальше я не слушала. Я просто начала истерически хохотать. Как я могла быть такой наивной!? Забота? Чушь все это!
- Так вот зачем ты поехал со мной! Я уж было подумала, что тебе действительно есть дело до моих чувств! А это все ради безопасности вашей любимой Беллы!? – я продолжала смеяться.
- Прекрати! Ты ошибаешься! – Джаспер прикрикнул на меня.
- Ой, да ладно тебе! Ошибаюсь я, ага. Все жили счастливо, пока не появилась злая Виктория и не посягнула на самое дорогое – на домашнюю зверушку по имени Изабелла. И ты как благородный рыцарь, который, кстати, сам пытался сожрать эту самую зверушку, решил поговорить со злодейкой и направить ее на путь истинный. Как благородно, - я старалась сохранять серьезное выражение лица. – Тебе самому не смешно!?
Джаспер лишь покачал головой. В салоне повисла тишина.
- Знаешь, - прервал он молчание, - вампиром ты мне нравишься больше.
- Да неужели? – я искренне удивилась.
- Серьезно. С тобой гораздо веселей. И так, для протокола, я рад, что ты приехала. Пусть и по не совсем приятному поводу.
- Это ты мне сейчас комплимент сделал? – усмехнулась я.
- Вероятней всего да, - он тоже улыбнулся. – И еще, я не собираюсь тебе мешать и никому ничего не скажу.
- Это ты о чем? – не поняла я.
- Не строй из себя дурочку. Женщины по природе очень коварны, а Вольтури тем более…
- Это ты намекаешь на то, что я решила отбить у "зверька" Эдварда?
- Заметь, это ты сказала, не я, - его улыбка стала до неприличия широкой.
- Нет, Джаспер. Ты ошибаешься. Я не буду ничего делать. Постараюсь ничего не делать. И не беспокойся, я ее не трону… пока. Я не причиню ему такую боль… - я сначала сказала и лишь потом поняла, что именно я сказала.
- Значит я прав, - сказал он скорей для себя, чем для меня. – В любом случае я буду молчать, - добавил он громче.
- Спасибо, - выдохнула я.
- Но я буду защищать свою семью, если понадобиться, - твердо проговорил он.
- Я так понимаю у нас с тобой что-то вроде перемирия? Ненависти ты ко мне не испытываешь, но в случаи чего будешь драться, я правильно поняла? – он кивнул. – Твое присутствие меня тоже не особо напрягает, ты, по крайней мере, честен… Джаспер, а давай сходим в клуб? – неожиданно спросила я
- Зачем? – теперь, кажется, он был шокирован.
- А зачем люди вообще ходят в такие заведения?
- Люди?!
- Не придирайся к словам. Тем более я все еще голодна, - я ухмыльнулась. – И нам просто необходимо расслабиться!
- Ну, хорошо, - по мне так слишком обреченно выдохнул он. – Клуб, значит клуб.
Усмехнувшись, я завела мотор.
Джаспер POV
Я оказался прав.
Я не был до конца уверен в этом, так как ее эмоции очень странные, она умело их прячет, но все-таки я прав. Она любит его, все еще любит. И я даже боюсь представить, что из этого может выйти.
Если честно, то я до сих пор не понимаю, почему никто не догадался об этом, когда она была еще человеком. Хотя я и сам очень долго не понимал ее настроения. Уже тогда, она умело обманывала нас, пряча истинные мотивы своих поступков. У нее была очень сильная воля для человека. Представляю, во сколько раз она выросла в ее новой ипостаси. Хотя что-то в ней должно было надломиться, раз она решилась на этот прыжок. Прыжок, в котором отчасти виноваты мы, даже скорей я.
Я виноват в том, что не позволил тогда Эдварду пойти за ней. Я был уверен, что ей необходимо было побыть одной, прийти в себя… Если бы я только знал… Но ничего уже не изменишь…
Поражает то, что почему-то семья отказывалась верить в искренность ее чувств. И я понятия не имею в чем причина этого неверия. Тогда все дружно решили, что она проветриться и вернется, но она не вернулась. Она просто исчезла. Не было абсолютно никаких следов, ничего, как будто она вообще не существовала…
Мы виноваты в том, что так легко сдались…
Но мы имеем то, что имеем. Она вернулась, она вампир, больше того она Вольтури. Она все еще любит его, и она хочет убить Беллу. Замечательная перспектива. Чувствую, ближайшее время нам всем будет очень весело.
Вся эта ситуация вроде до ужаса проста, но это только видимость. Она утверждает, что она чужая для нас, я могу ее понять, мы дали ей все поводы так думать. Но ведь она вернулась, она пытается нам помочь. Это должно о чем-то говорить. Она так часто повторяет, что она Вольтури, что мне кажется, что она просто пытается убедить себя в этом. Как бы оправдывает сама себя. Она, конечно, очень сильно изменилась – это факт, но я уверен, что где-то в глубине жива та, которую мы знали раньше. Жива та милая, добрая, доверчивая девочка, которую мы так любим. Именно поэтому я не испытываю какой-то неприязни или обиды по отношении к ней из-за всего этого. Она все еще моя сестра. Изменившаяся, озлобленная, упрямая, возможно жестокая, но она все еще моя сестра.
Элис обижена, ей неприятна вся эта ситуация. Розали просто злится, Эмметт на стороне Роуз, но новая Тори ему нравиться. Эсми счастлива, безгранично счастлива. Карлайл встревожен, он очень сильно переживает из-за всего этого. Могу сказать, что он практически испытывает страх, ведь он прекрасно осведомлен о том, что могут Вольтури. А в глазах Тори, он увидел уверенность и преданность, он уверен, что она не отступится. Так же в его эмоциях присутствует растерянность, он не знает что делать. Выход очевиден для всех, но только не для Эдварда.
Эдвард… Этот упрямый осел. Его эмоции я тоже не могу понять. Они сильные, но непонятные. Радость, восхищение, непонимание, злость, какое-то обожание, обида, ненависть – это далеко не полный список того, что он почувствовал при появлении Тори. Еще эта помешанность на Белле и ее человечности… В общем все сложно. Сложно, но ужасно интересно.
- Ты случайно не уснул? – Тори, или лучше сказать Викки смотрела на меня с явной усмешкой.
- Просто задумался, - ответил я.
- Много думать вредно. Пошли, мы приехали, - она кивнула в сторону блестящей вывески "Аbyss". – Тут должно быть весело, - улыбнувшись, она выскользнула из машины.
Вообще это было странно. Вампир в клубе? Хотя возможно она просто хотела перекусить, а в клубах полно парней, которые с легкостью пойдут за ней куда угодно. Непривычно было видеть ее такой расслабленной, веселой. Если вначале между нами чувствовалось напряжение, она не доверяла мне, ждала подвоха, то сейчас этого всего не было. Казалось ей комфортно со мной.
Я медленно вышел из машины, и направился в сторону входа.
- Джаспер давай быстрей! Так и состариться недолго! – крикнула она и улыбнулась. Подлетев ко мне, она схватила меня за руку и потащила к входу. Подмигнув охраннику, она без проблем прошла внутрь, избежав огромной очереди. Видимо это место действительно популярно.
А потом начался настоящий ад, эмоциональный ад.
Я думал, что сойду с ума. Толпа молодых людей, эмоционально неуравновешенных, явно под действием алкоголя и не только него, неконтролируемое сексуальное влечение…
Прибавьте ко всему этому мою жажду, и получите мой личный ад. Во что я ввязался?
А вот Викки, похоже, действительно все это нравилось. Она выглядела счастливой. На ее лице сверкала искренняя улыбка, которой я очень давно не видел.
Пока я тихо сидел на диванчике в уголке, стараясь не растерять остатки самообладания, она вовсю отрывалась на танцполе. Никогда бы не подумал, что она может так танцевать!
Видимо заметив мой взгляд, она медленно направилась ко мне.
- Чего скучаем? – улыбаясь, спросила она.
- Может домой? – с нескрываемой надеждой спросил я.
- Ты такой скучный, Джас! – она пихнула меня в бок. – Вечер только начинается.
- И часто ты так проводишь вечера? – она на меня как-то странно глянула, и я почувствовал волну грусти, исходившую от нее. Но она очень быстро взяла себя в руки.
- На самом деле я первый раз в таком месте, - слишком тихо ответила она. – Потанцуем?! – она вновь оживилась.
- Я не думаю, что это очень хорошая идея, - я впился взглядом в девушку, которая танцевала в паре метров от меня. Не самый плохой запах…
Резко тряхнув головой, я попытался избавиться от навязчивой идеи…
Викки усмехнулась:
- Прекрати так таращиться на девушку! Я Элис скажу, - я перевел взгляд на нее. – Если…если я тебе помогу, ты потанцуешь со мной? – в ее взгляде была какая-то неуверенность.
- Что ты… - я не успел закончить, так как ее ладошка коснулась моей щеки. Она выглядела очень сосредоточенной.
Жажда начала отступать. Я чувствовал как языки пламени, которые ласкали мое горло - исчезают.
- Спасибо, - мне действительно стало легче. Жажда исчезла…
- Ну а теперь танцевать! – она хлопнула в ладоши, радуясь, словно маленький ребенок.
Через десять минут я вернулся на свое место. Викки же продолжала веселиться. Казалось, она была везде. Ее передвижения по клубу были хаотичными.
Спустя пару часов, она опять оказалась рядом со мной.
- Видишь парня у барной стойки? В смешной шляпе, - я глянул на парня и кивнул. – Хорошо. А теперь посмотри на того, который танцует с блондинкой в центре, - я перевел взгляд на того, кого она просила. – Какой из них тебе больше нравится?
- Что?!
- Я просто никак не могу решить, кто из них будет моим обедом, поэтому и спрашиваю. Ну, так как? Парень с полным отсутствием вкуса или парень, строящий из себя мачо?
- Мы не в магазине, - рявкнул я. Мне было неприятно. Неужели она совсем не уважает человеческую жизнь?
- Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, - неожиданно серьезно заговорила она, - и ты не имеешь права осуждать меня. Я убиваю только для того чтобы жить. Их кровь залог моей жизни.
- Я не осуждаю тебя, каждый вправе сам делать свой выбор. Ты его сделала и это только твое решение. Просто давай решай без меня, ладно? Я много сил потратил, чтобы уйти от этого…
- Ладно, извини. Я не подумала, - как мне показалась, искренне ответила она.
Мне вдруг стало стыдно. Интересно с чего бы это? Та улыбка, которая не сходила с ее лица весь этот вечер исчезла, глаза потускнели, и я почему-то чувствовал себя виноватым.
- Хотя я б на твоем месте отказался бы от обоих, - начал я, чтоб хоть как-то ее взбодрить. Она удивленно на меня посмотрела. – Судя по их эмоциональному состоянию… - я разочарованно покачал головой, она несмело улыбнулась, - они явно не в себе. А тот, - я кивнул на парня в шляпе, - так вообще под действием чего-то очень сильного.
- Я учту, - ее улыбка снова вернулась к ней. – Не скачай, - подмигнув мне, она исчезла.
Все-таки она странная… Слишком много противоречий. В один миг она веселая и милая, в другой – грустная и какая-то потухшая, а в следующий – злая и отстраненная…
Что-то мучает ее, но вот только что?
Спустя минут тридцать Викки вместе с парнем в странной шляпе покинула клуб, задорно подмигнув мне при этом. "Ей богу, как ребенок" – пронеслось в голове.
Спустя еще десять минут я уже был в машине, ожидая пока она наиграется со своим обедом.
_____________________
Вернулась Викки утром, с полнейшим счастьем на лице и озорным блеском в глазах. По прошлому опыту могу сказать, что она что-то задумала. В детстве если она чего-то хотела, то она просто приходила, садилась рядом и странно улыбалась, при этом ее глаза напоминали два блестящих шарика.
- Джаспер, - протянула она, поворачиваясь ко мне. Если бы не ее ярко алые глаза, то выражение ее лица можно было бы трактовать как ангельски невинное. – Ты ведь не сильно устал? – спросила она, закусив губу. Еще одна ее привычка.
- Мне уже страшно, - усмехнулся я.
- Ты ведь не против того, чтобы мы заехали в пару магазинов, а? Мне совсем не в чем ходить, - она растягивала слова. Я усмехнулся и поднял руки, показывая тем самым, что сдаюсь на ее милость. – Ура! – она опять хлопнула в ладоши и завела мотор.
Если б я только знал, чем это обернется…
Я думал, что с Элис сложно, но Виктория была в сто раз хуже. Если Элис точно знала, что она хочет и практически не глядя, покупала вещи, то Викки тщательно раздумывала над каждой покупкой и по сто раз мерила один и тот же наряд. Мне начало казаться, что она попросту издевается надо мной. И самое главное она заставляла меня комментировать каждый свой наряд, на все мои протесты она отвечала одной фразой – "Ну ты же мужчина, вот и оцени".
Один магазин сменял другой, платья сменялись брюками, юбками, джинсами, всякими блузками, туниками… Потом были туфли, сапоги, балетки и еще очень много всего.
Я никак не мог понять, почему я все это терплю. Я давно уже мог оставить ее и спокойно вернуться домой, но не делал этого и не сделаю.
Мне нравилось видеть ее такой… естественной что-ли. Когда она появилась у нас в доме, она показалась мне до жути серьезной, холодной, лишенной всяких эмоций, она четко знала, что делала, словно действовала по сценарию. Я не видел в ней той, которую мы все любили. А сейчас она была другой, была настоящей. Каждый раз, когда ей делал комплимент очередной продавец, она закатывала глаза и немного качала головой – она всегда раньше так делала, когда мы хвалили ее. Когда она задумывалась над очередным глупым вопросом, типа какой цвет футболки лучше, она слегка кусала губу или морщила нос – она была прежней. Она была моей младшей сестренкой, и я пообещал себе попытаться вернуть ее. Вернуть Викторию Каллен…
- Держи, - она протянула мне пакет.
- Что это? – не понял я, в пакете были явно мужские вещи.
- Это подарок. Знаешь, мне ужасно понравилась это, ну я и решила это тебе купить, больше ведь некому. Ты против? – с небольшой грустью спросила она.
- Нет. Спасибо, - она улыбнулась.
- Вот и отлично. Пошли, у нас осталась последняя остановка, - она потянула меня в сторону очередного магазина.
- Ты издеваешься!? – мы стояли напротив магазина нижнего белья.
- Ну, ты же мужчина, вот и оценишь, - она коварно улыбнулась и затолкала меня внутрь.
Как только мы зашли, она тотчас же куда-то убежала, а я прислонился к стене, ожидая окончания всего этого.
- Джаспер! – ее крик заставил меня отмереть и направиться куда-то вглубь магазина. – Вот ты где, я было подумала, что ты сбежал, - она улыбнулась. – Тебе какой больше нравиться?
Она держала в руках два комплекта. Один темно синий, другой ярко красный, оба до жути откровенные. Мне стало как-то неудобно, даже Элис обходилась в этом вопросе без меня…
- Они оба восхитительны, - она ведь именно это хочет от меня услышать?
- Нет, так дело не пойдет. Давай я примерю, и ты посмотришь? – она направилась в сторону примерочных
- Нет! – я поспешно схватил ее за руку. Мне только этого и не хватало. – Бери красный, он подойдет к твоим глазам, - выпалил я первое, что пришло в голову. Она засмеялась!
- Ну, во-первых, к моим голубым глазам красный явно не подойдет, а во-вторых это не мне.
- А кому? – что-то я вообще ничего не понимаю.
- Вашему зверьку, - ответила она, беря еще один наряд в руки.
- Белле? – не понял я, точнее понял, но не мог понять… Господи, что за чушь я несу?!
- Именно ей. Может быть, Эдвард не сдержится и все-таки укусит ее, - она ухмыльнулась.
- Викки… - начал я.
- Джаспер, даже не начинай! – она угрожающе посмотрела на меня и я сдался. Что ж это будет интересно. – Я, пожалуй, возьму этот, - она остановила выбор на чем-то ужасно маленьком и прозрачном. Я лишь покачал головой. – А теперь пошли, поможешь мне выбрать пару вещичек для себя. Может, и Элис что-нибудь присмотришь, - добавила она и засмеялась. Я, молча, поплелся за ней вглубь магазина.
Спустя полчаса моих мучений, и тысячи вопросов типа " черный или белый?", "А он не слишком прозрачный?", "Может я все-таки примерю, и ты посмотришь повнимательней?", мы покинули поле моих страданий. Я за все свое существование не чувствовал себя более смущенным, чем за эти полчаса. Зато Викки вдоволь насмеялась, над выражением моего лица.
Запихнув все пакеты в машину, их, кстати, оказалась намного меньше, чем я думал, мы отправились домой.
Но неожиданно машина резко затормозила и Викки сильно сжала руль.
- Джаспер, - выдохнула она, но потом вновь замолчала.
- Что-то случилось? – мне совсем не нравилось ее состояние…
- Джаспер… - она посмотрела на меня, и меня пробрало от ее взгляда. В ее глазах светилась искренняя, неподдельная благодарность. Несмотря на цвет, ее глаза притягивали, в них было что-то такое мистическое, не от мира сего. И я заранее знал, что она скажет, я прочел это в ее глазах. – Спасибо тебе. Действительно огромное спасибо… за все. За все то, что сказал, за то, что согласился пойти со мной, за то, что все это терпел. Если честно то я думала, что ты сбежишь еще из клуба… Но ты остался, и… В общем спасибо. Я очень давно так хорошо не проводила время. Все казалось таким естественным, нормальным… Я чувствовала себя настоящей… - она замолчала и отвернулась к окну. Повисла тишина.
- Так это все было специально? Я имею в виду все твои выходки в магазине. Проверка на прочность? – спросил я, желая отвлечь ее от грустных мыслей. Я чувствовал, что ее начинает охватывать какая-то тоска.
Она хихикнула.
- Мне было просто интересно, сколько ты сможешь вынести. Я не понимала, зачем ты со мной носишься, - тихо ответила она.
- Все что угодно ради любимой сестренки, - произнес я. Ее реакция меня поразила. Она зарычала, резко развернувшись. Глаза снова стали холодными, даже злыми.
- Нет! Ты ошибаешься. Я тебе не сестра! – выплюнула она со злостью.
- Вик…
- Я сказала – нет! Мне комфортно в твоем обществе, я не испытываю к тебе злости или ненависти или еще чего-нибудь, но мы не семья! У нас с тобой что-то вроде перемирия. Мы вроде как нейтральны друг к другу. И все! Если случится конфликт, то ты будешь защищать свою семью, а я свою. И мы будем по разные стороны баррикад!
Я не стал ей ничего отвечать, так как знал, что спорить бесполезно. Она слишком упряма. Но я приложу все усилия, чтобы она поменяла свое мнение.
Мы ехали молча, каждый думал о своем. Лично я пытался представить, как нас встретят дома. Учитывая, что нас не было практически сутки – реакция была непредсказуема. Элис наверно все это время места себе не находила. Ее всегда бесит то, что она чего-то не видит, а в сложившейся ситуации и подавно…
- Мы можем быть друзьями? – это скорей прозвучало именно как вопрос, а не как утверждение. Я перевел на нее взгляд – она выглядела сосредоточенной.
- Я думаю, можем, - ответил я, улыбнувшись. – Мы уже друзья, - ее губы дрогнули в улыбке.
- Хорошо, - пробормотала она, и мы опять погрузились в тишину.
Подъехав к дому, я заметил пикап Беллы. Не очень хорошо, что она у нас…
- Готов к инквизиции? – между прочим, поинтересовалась Викки, пока я помогал ей вытаскивать пакеты их машины. – Только не говори, что не понимаешь о чем я? – она широко улыбнулась.
- Ну… не совсем, - ухмыльнулся я, хотя прекрасно знал, о чем она.
- Ты пропадаешь со мной на сутки, при этом ничего никому не объясняя. Элис не может увидеть твое будущее, что наверняка ее бесит. Прибавь ко всему этому то, что я Вольтури, причину моего приезда и то, на какой ноте мы расстались. Правда замечательная картина вырисовывается? – она усмехнулась.
- Да… - задумчиво протянул я. – Но мы ведь не сдадимся без боя? – она удивленно изогнула бровь.
- Я друзей в бою не бросаю. Тем более виноват все равно ты. Ведь в этой ситуации ты выглядишь предателем, - она засмеялась и я вместе с ней.
Она схватила меня под руку, и мы вместе ввалились в гостиную.
Напряжение в доме превысило допустимый максимум. Элис вихрем спустилась сверху и застыла около лестницы, с непониманием на лице. Эмметт почему-то при виде нас широко улыбнулся, Розали была зла. Эсми была счастлива, что с нами все в порядке. Карлайл был в недоумении от картины, которую увидел. Да впрочем, все были напряжены, они не знали чего ожидать.
Белла, сидящая на диване рядом с Эдвардом, сильнее прижалась к нему. Могу сказать, что в ней преобладало любопытство, а не страх. А вот Эдвард…
Первой и самой мощной его эмоцией, как только мы вошли в дом - было облегчение. Он был рад, что мы вернулись. Потом от него сквозило недоверием, вместе с любопытством, еще была злость. Сейчас же все его эмоции опять смешались и превратились в большой и сильный поток. Если так и дальше пойдет, то я не смогу спокойно находиться в доме. Его эмоциональное состояние сведет меня с ума.
Мельком взглянув на Викки, которая все еще улыбалась, я понял, что она что-то задумала. В ее глазах больше не было блеска, который я наблюдал в течение предыдущих часов. Там был другой, более холодный огонек. Она вновь превратилась в расчетливую особу.
Повернувшись ко мне, она подмигнула и как-то странно улыбнулась. В ответ я изогнул бровь, молча спрашивая, что все это значит. Мы бы так и продолжали наш молчаливый диалог, если бы не Карлайл, который специально громко кашлянул, привлекая наше внимание.
 
каринкаДата: Вторник, 08.11.2011, 17:35 | Сообщение # 11
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 7.

Виктория POV
Я абсолютно не понимаю, зачем я сделала то, что сделала. Возможно, мне просто хотелось проверить его на прочность или встряхнуть немного привычный уклад его жизни. Понять с какой именно целью он поехал со мной. Да и вообще, зачем все это ему надо? Но получилось все совсем не так, как я предполагала.
Джаспер стойко сносил все мои издевательства. Если честно, то я никогда не являлась поклонницей ночной жизни. Все эти клубы, вечеринки были для меня чем-то запредельным, но в этот раз я действительно повеселилась, хоть и убедилась, что это действительно не мое.
Идея отправиться за покупками тоже была спонтанной, но от нее я получила настоящее удовольствие.
Странно было то, как я ощущала себя в этот момент. Было такое непонятное чувство свободы и правильности. Я давно так себя не чувствовала, я была… естественной что ли. Последний год моей жизни словно стерся, я не ощущала этой стены между нами. Не было Виктории Вольтури и Джаспера Каллена, были просто два близких друг другу человека. Мне нравилось это, но это было неправильно. Так как раньше уже не будет… никогда.
Но я поняла, что хотела бы иметь такого друга как Джаспер. Мне было с ним комфортно. Он был единственным, кто похоже не испытывал ко мне отвращения, не считая Эсми, конечно. И я была благодарна ему за это.
И я совсем не удивлена, что он заметил мои чувства. Он слишком хорошо знал их, помнил то, что я испытывала, будучи человеком. Но слышать это от него было странно и даже в какой-то степени неприятно. Я сама еще до конца не поняла, что именно творится у меня внутри, а он так уверенно заявил о том, что я все еще люблю его. И с чего он вообще взял, что я собралась бороться за Эдварда? Зачем бороться за того, кто безразличен к тебе? Или это он таким образом намекал, что Эдвард тоже что-то чувствует? А как же тогда Белла? Нет! Это все глупости! Не стоит даже задумываться о таком! Не стоит опять давать себе надежду…
В любом случаи я не собираюсь ничего делать. Разве что потреплю им немного нервы. Надо же хоть как-то нарушить их привычную жизнь.
Главное что я должна сделать – не допустить того, чтобы Эсми пострадала. Все это я затеяла только ради нее.
И сейчас в ее глазах я видела привычную теплоту. Она была рада мне, в то время как остальные излучали недоверие и злобу.
Наше с Джаспером появление было явно не тем, что они хотели увидеть. Я посмотрела на него и ухмыльнулась. Он вопросительно поднял бровь, спрашивая, что я задумала. Я бы и дальше испытывала его терпение, молча глядя на него, если бы Карлайл не привлек наше внимание.
- Я так полагаю, вы приняли правильное решение? – спросила я, поворачиваясь к нему, но все еще приобнимая Джаспера. – Или мне можно отправляться домой?
- Нет, конечно! – воскликнула Эсми, как мне показалось испуганно. – Ты можешь остаться.
- Как великодушно с вашей стороны, - не без доли сарказма произнесла я. За что получила толчок в бок со стороны Джаспера.
- Не толкайся! – я пихнула его в ответ. Он улыбнулся, а у меня вырвался смешок.
И за тем я услышала шипение сразу с двух сторон. Недовольство Элис было понятно, но что не понравилось Эдварду? Или это был не он?
- Грубость это ваша семейная черта, - я широко улыбнулась Элис. И она не выдержала.
- Что все это значит!? Где вы оба были!? Что вообще происходит!? – коротышка злилась
.
- Истерики будешь устраивать своему мужу, - улыбаясь, ответила я. - А меня избавь от этого, пожалуйста. И отвечая на один из твоих вопросов – мы просто немого погуляли, перекусив до этого. Ну, точнее перекусила только я. Правда, Джаспер?
Он лишь покачал головой, а я продолжила свое маленькое представление.
- Кстати, Белла, - я нараспев протянула ее имя, и назло медленно повернулась в ее сторону. Ее глаза расширились, и она сильней прижалась к Эдварду. – У меня кое-что для тебя есть, - я сложила ладошки напротив груди и широко ей улыбнулась, возможно, даже слишком сильно. – Тебе обязательно понравится.
Я выхватила из рук Джаспера один из пакетов, и направилась к ней, улыбаясь при этом.
- Викки, - голос Джаспера был предупреждающим.
- Джаспер? – я всего на секунду остановилась и повернулась в его сторону. В ответ на мои действия он лишь закрыл глаза ладошкой и слегка покачал головой.
Как только я подошла к дивану, Эдвард приглушенно зарычал и закрыл собой Беллу.
- Расслабься, - я хлопнула его по плечу, - я ничего не буду делать вашему домашнему питомцу, я сегодня добрая.
- Виктория! – мне сейчас показалось или Джаспер прикрикнул на меня? – Прекрати!
И чего я спрашивается, позволяю ему так со мной говорить?
- Хорошо, Джаспер. Я ничего не сделаю Белле, - я с издевкой произнесла ее имя. - Так лучше? – я мельком глянула на него, он улыбнулся. – Держи! – перегнувшись через Эдварда, я поставила пакет ей на колени, а сама застыла рядом с ее ухом, но потом резко выпрямилась. – Да, тяжело кому-то что-то сказать по секрету в доме полном вампиров, - задумчиво протянула я. – Но мы это сейчас исправим!
Молниеносно я подлетела к Джасперу, найдя в одном из пакетов блокнот, вырвав оттуда листок, я вернулась к Белле. Все это заняло у меня не больше секунды. Она вздрогнула. Видимо она не привыкла к таким перемещениям. Каллены же ведут себя как люди.
Быстренько написав на листке: "Одень это. Эдвард точно не сдержится и укусит тебя", я сунула ей листок.
- Благодарить будешь потом, - я снова улыбнулась и опять сложила ладошки в замок напротив груди. Поймав себя на мысли, что театральщина Аро заразна.
Она покраснела.
- Ну чего ты краснеешь? – усмехнулась я. – Ты же даже ничего не видела. Посмотри, а потом красней. – Она аккуратно заглянула в пакет и покраснела еще сильней. Куда сильней то?
- Спасибо, - смущенно и очень тихо произнесла она.
Я заметила, что Эдвард, который молча, наблюдал за этой картиной, пристально посмотрел на Джаспера, тот в ответ пожал плечами.
- Только попробуй подумать об этом, - я пригрозила Джасперу пальцем, - испортишь весь сюрприз! Кстати Эдвард, я надеюсь, у вас с Джаспером вкусы схожи? Потому что ему очень понравилось. Он вообще сказал, что этот комплект был лучший из всего того белья, что я примеряла.
- Что?! – запищала Элис, а Эдвард зарычал.
- Упс! – я прикрыла рот ладошкой. – Кажется, я сама испортила сюрприз. Ну да ладно! На самом деле комплект очень хороший, прозрачненький такой. Ты обязательно должен оценить, на ее бледной коже будет смотреться очень хорошо, - Эдвард впился в меня взглядом, в котором полыхала злоба. – Я бы себе оставила, но ей он нужнее. Правда, Белла? – она стала до невозможности красной.
- Прекрати этот цирк! - зашипел Эдвард.
- Ты не усвоил урок? - спросила я, ледяным тоном. – Или тебе понравилось? Не зли меня.
Повисла тишина. С каждой секундой взгляд Эдварда становился жестче. И я знала, что его так бесит – мой насмешливый взгляд.
- Ты помогал ей выбрать белье? – возглас Элис разрушил такую замечательную тишину.
Она стояла примерно в двух шагах от Джаспера и испепеляла его взглядом.
- И не только белье, правда, Джаспер? – я неспешно протанцевала к нему.
- Что? – в разговор вмешалась Роуз, Эмметт же засмеялся.
- А что в этом удивительного? – наивно удивилась я. - Он как мужчина получил вполне эстетическое удовольствие от вида всего этого великолепия, - я картинно обвела рукой свою фигуру.
Казалось еще чуть-чуть и Элис взорвется. Возможно, я перегнула палку.
- Элис, ты только не волнуйся. Джаспер вел себя как истинный джентльмен. Он усиленно отвергал всех девушек, которые приставали к нему в клубе.
- Где? – переспросил Эмметт.
- В клубе, Эмметт, в клубе. После сытного обеда, мы решили немного расслабиться, потанцевать. Было весело, но Джаспер вел себя прилично. Вот, а утром я предложила пройтись по магазинам. У вас тут так сыро и пасмурно, а мне совсем нечего носить – я ведь приехала налегке. Джаспер был в роли консультанта, он же мужчина как-никак. Я ему, кстати, небольшой подарок сделала, ты, только, не обижайся, - поспешила заверить я Элис, которая странно на меня смотрела. В ее глазах появилась странная искорка, - я от чистого сердца, в благодарность так сказать. А потом он вдруг предложил зайти в этот магазин, ну я и согласилась. Он так хотел сделать тебе приятное. Часами кружил между стеллажей, заставил меня примерить некоторые вещи, все никак не мог определиться. Правда, Джаспер? – я взглянула на него, закусив губу. Он выглядел немного шокировано, как впрочем, и все остальные. – Я так устала примерять всю эту красоту, но Джаспер остался доволен, правда? В общем подарок того стоил. Ты его ей потом подаришь? – обратилась я к Джасу.
- Потом? – переспросил он. Никогда бы не подумала, что он так медленно соображает. Ведь он прекрасно должен был понимать, что Элис будет злиться. А подарок – это отличный способ ее задобрить.
- У вас такая короткая память мистер Каллен, - я всучила ему пакет. – Знаете, я, пожалуй, пойду. Устала жутко. А вы тут развлекайтесь, - усмехнулась я.
Забрав пакеты у Джаспера, я направилась к лестнице. Краем глаза я заметила, что Эсми сделала шаг в мою сторону.
- Не стоит, Эсми. Я все прекрасно помню. Третий этаж, вторая дверь налево. Прямо напротив комнаты Эдварда, - я ей улыбнулась. Что-то я много улыбаюсь, заболела видать – Не утруждайте себя.
Достав из пакета маленькую коробочку, я вручила ее ей и продолжила свой путь.
В коробке был браслет, я привезла его еще из Вольтеры. Тоненькое незамысловатое плетение, но если присмотреться получше, то можно заметить, что там вплетено слово "спасибо". Своеобразная благодарность.
Уже, будучи на лестнице, я обратилась к Джасперу:
- Знаешь, а ты был прав. Этот в шляпе был явно не в себе, нужно было выбирать того мачо. Ты кстати не знаешь, наркотики действуют на вампиров? – тишину дома разрушил смех Джаспера. Я бы даже сказала истерический смех. Я без промедления присоединилась к нему, продолжая подниматься по лестнице.
- Дурдом какой-то, - прошипела Роуз, и я услышала шум закрывающейся двери. Эмметт последовал за ней.
Это было весело. Определенно весело. Злой Эдвард, ничего непонимающая Элис, раздраженная Розали, вечно веселый Эмметт, смущенная Белла – замечательная компания. Ну, я внесла небольшое разнообразие в их жизнь. Возможно, просто поддалась мимолетному веселью. Больше такого не будет. Хотя… если мне станет очень скучно…
__________________________________
Закрыв за собой дверь, я медленно обвела взглядом комнату. Все точно так же как и было. Ничего не изменилось. Светлые стены, мебель из темного дерева, все тот же беспорядок на столе, те же книги на полках… Всего на секунду мне показалось, что я действительно дома, что сейчас раздастся голос Эсми, которая будет звать меня к завтраку, что выйдя из комнаты я столкнусь с Эдвардом, который по привычке чмокнет меня в висок… Но это было лишь на секунду, такого больше никогда не будет. Реальность намного жестче, чем кажется…
Вместо приветливого голоса Эсми сейчас я слышала, как Джаспер уклончиво отвечает на вопросы Карлайла, как Эдвард что-то шепчет Белле, фырканье Элис, которая явно недовольна тем, что Джаспер практически ничего не говорит.
Реальность другая и мне придется с этим смириться… ну, или им придется смириться со мной, что более вероятно. Облегчать жизнь я им не собираюсь.
Радует то, что эта комната по-прежнему была моим миром, в который впускать кого-то я не собиралась.
Бросив все пакеты у двери, я улеглась на кровать и уставилась в потолок. Настроение резко испортилось. К горлу подступил какой-то комок, перекрывая доступ кислорода. Если бы мне действительно был нужен воздух, я бы задохнулась.
Закрыв глаза, я попыталась расслабиться, убежать от реальности, отдохнуть. Минус вампиров состоит в том, что им… нам очень трудно побыть наедине с собой. Вроде ты один, но ты никогда не будешь находиться в полной тишине. Раньше, чтобы убежать от действительности мне было достаточно просто достать свой iPod и сделать музыку погромче. Сейчас меня даже это не спасет.
Как бы я не старалась оградить себя от реальности, она все равно меня не отпускала. Я по-прежнему слышала разговор Калленов, шелест листвы за окном, гул автострады… Я не могла найти тишину, в которой так остро нуждалась.
Застонав от безысходности, я перевернулась на живот и уткнулась носом в подушку, что есть мочи зажимая ладошками уши. Я нуждалась в полной тишине. Хотелось стать выше всего этого, оказаться в своеобразной невесомости, где никого и ничего нет, хотелось отдохнуть.
То, что я устроила в гостиной - было глупо, я прекрасно это понимала, но ничего не могла с собой поделать. Я как будто хотела доказать что-то им, только я еще сама не поняла что.
Внутри меня сейчас боролись две совершенно противоположные стороны. Одна хотела остаться в стоне от них, тихо спокойно переждать это время, раз уж меня угораздило затеять все это. Другая сторона, которая затаила обиду, хотела устроить им "сладкую" жизнь. Показать, что я больше не та милая девочка, которую они знали, хотела отомстить…
Но исходя из всех моих действий, видимо, есть еще и третья сторона, которая хоть и не знает чего хочет, но явно больше этих двух. И она держит эти две спорящие стороны в своих руках, не позволяя им действовать, тем самым причиняя мне боль. Вампир с раздвоение личности, правда, это здорово? Хотя даже с растроением…
Усмехнувшись, я снова перекатилась на спину.
Я усердно прислушивалась к шелесту листвы, когда мой взгляд наткнулся на сертификат, который по-прежнему весел на том месте, на которое я повесила его несколько лет назад.
[Воспоминание ]
Недовольно бормоча себе что-то под нос, я аккуратно поднималась по лестнице, что давалось мне с трудом, учитывая, что мои глаза были любезно закрыты ладонями Эдварда.
Я знала куда он меня ведет и с одной стороны я была счастлива, так как мне надоело переезжать из комнаты в комнату, вечно стесняя хозяев. Но с другой стороны меня убивало их нахальство.
Мы с Эмметтом мирно сидели в гостиной, играя в очередной шедевр, когда Элис на пару с Эдвардом абсолютно наглым образом лишили меня моей почти победы. Мне никогда не удавалось обыграть Эмметта, а тут такая удача, которой меня лишили… Я была обижена.
Когда я в очередной раз споткнулась и вцепилась в руки Эдварда желая вернуть себе зрение, он лишь хихикнул и поцеловал меня в макушку.
- Тори, сделай лицо попроще, - услышала я голос Элис, которая шла рядом. – Неужели тебе совсем не хочется обзавестись своей абсолютно уникальной комнатой?
- У меня была комната, пока кто-то, кому видимо совсем было нечем заняться, не решил все переделать, - пробормотала я.
И это правда. Меня полностью устраивала моя комната, в которой я жила с тех самых пор, как мы переехали в Форкс. Она располагалась на втором этаже, рядом с кабинетом отца. Этот дом давно принадлежал моей семье и не был рассчитан на еще одного жильца. Так что комната, которую я заняла, раньше была чем-то вроде кладовой, ну так говорила Элис. На самом деле она была достаточно просторной, хотя и раза в три меньше всех остальных спален. Эдвард говорил, что раньше Элис хранила здесь свои "бесполезные покупки", поэтому и считала ее кладовой.
Тем не менее, неделю назад, наш дорогой "эльф на батарейках" решил сделать для меня отдельную комнату на третьем этаже, так как там, цитирую - "слишком много свободного места и потрясающий вид и не менее приятное соседство". Все неделю мне строго настрого было запрещено подниматься наверх, все неделю в доме что-то стучало, падало, трещало и так далее. Элис пытала меня, узнавая, что именно я хочу видеть в своей комнате, какой цвет я предпочитаю.
И вот именно сегодня должно было состояться торжественное открытие моей новой жилплощади. Как они вообще умудрились пристроить еще одну комнату за такой короткий промежуток времени?! Хотя чего я удивляюсь…
- Ну, ты готова? – голосок у Элис был ну уж очень воодушевленный.
- У меня есть выбор? – устало поинтересовалась я.
- Не вредничай, - раздался бархатный голос над ухом, - мы старались. Так что будь умницей. – С Эдвардом я спорить не могла.
- Хорошо, - выдохнула я, все еще наслаждаясь такой его близостью, и услышала, как Элис хлопнула в ладоши.
- Так все, открывай ей глаза, - она сама буквально вырвала меня из рук Эдварда и поставила прямо перед дверью.
Еще не видя комнаты, можно было сказать, что этаж преобразился до неузнаваемости.
- Держи, - непонятно откуда взявшийся Джаспер протянул мне свиток, перевязанный серебряной ленточкой. Я медленно его развернула.
- "Сертификат на право счастливого и безвозмездного пользования данной великолепной и уютной комнатой, выдан Виктории Каллен. Пользуйся любимая сестренка, мы старались" – вслух прочитала я, и улыбнулась. Ниже был герб семьи и росписи всех участников строительства. – Зачем так официально? – спросила я у Элис.
- Это была идея Эмметта, - она пожала плечами, и распахнула дверь, таща меня внутрь.
Увидела я совсем не то, что ожидала.
Комната была светлой… белой. "Терпеть не могу белый" – пронеслось в голове.
С цветом стен контрастировала мебель, которая была из темно дерева. В правом углу располагалась просто огромная кровать, над которой были книжные полки, еще выше было окно. Рядом большой шкаф, с всякими безделушками. Напротив, около огромного окна, которое занимало всю стену, был стол, на котором расположился мой компьютер. Так же в комнате был огромное мягкое кресло, тумбочка со светильником. На стенах висели непонятные картины… Было еще две двери, которые как я поняла ведут одна в ванную, другая – в гардеробную. Еще бы, Элис просто не могла не отвести под гардероб отдельную комнату. Лично мне бы хватило и простого шкафа.
Не то чтобы мне не понравилось, но это было не то, что я хотела. Зачем было спрашивать, чего я хочу, если ни одна моя просьба не была выполнена? Да, здесь было красиво, просторно, даже на первый взгляд уютно, но тут все было… как будто не мое. Комната была какой-то слишком взрослой что ли.
- Ну как? – Элис широко улыбнулась. Но как только она увидела мое лицо, то перестала улыбаться. – Тебе не нравится?
- Я думала, она будет синей, - отстраненно произнесла я, рассматривая что-то непонятное на стене. И кто назвал это картиной? – Синий ведь мой любимый цвет…
- Синий тебе совсем не подходит, - махнула рукой Элис. – Я решила, что… - дальше я не слушала.
Аккуратно присев на кровать, я пыталась разобраться со странным чувством, которое совсем неожиданно поглотило меня. Комната была отличной, но она не была моей…
Холодные руки Эдварда вывели меня из оцепенения. Он сидел передо мной на корточках, и очень внимательно всматривался мне в лицо.
- Идея с цветом была моей, - тихо начал он. - Белый – цвет чистоты, цвет ангелов. А ты мой маленький капризный ангел, - он улыбнулся. – Ты временами такая серьезная и задумчивая, что если бы комната была чересчур яркой, то это тебя раздражало бы. А белый… он к тому же нейтральный. Это как чистый холст, ты можешь сама добавить ярких красок. – Его голос был таким сладким, дурманящим. Словно обдумывая его слова, я неотрывно смотрела в его золотые глаза. – Ну, так что? Мой милый ангелок перестает расстраиваться из-за цвета комнаты и начнет замечать ее плюсы? Например, замечательного соседа? – он усмехнулся. Но в моем сознание крутились другие его слова…
- Твой? – шепотом переспросила я. Он хоть сам понял, что сказал?! Что это для меня значит?
- Конечно, мой. Мой упрямый, серьезный, милый, добрый, капризный ангел, - он потянулся и чмокнул меня в нос.
- А ты?
- А что я? Я точно не ангел, - ухмыльнулся он, - но твой… Только твой, - добавил он несколько секунд спустя. – Так мы перестаем капризничать? – обычно меня раздражало, когда со мной разговаривали как с пятилетним ребенком, но ведь это был Эдвард…
- Этот глупый сертификат мы повесим вон туда, - не отрываясь от его глаз, я указала куда-то за его спину. Он лишь усмехнулся, а я ни с того ни с сего, крепко обняла его за шею, стараясь как можно ближе прижаться к нему. Эдвард обнял меня в ответ и, продолжая обнимать, поднялся.
[Конец воспоминания ]
Я резко подскочила с кровати и сорвала этот несчастный листок, замерев в нерешительности. Порвать или нет?
Внутри меня бушевала непонятная буря. Это странное чувство теплоты, его теплоты, было до жути реальным. Воздуха не хватало, комната стала вдруг казаться непростительно маленькой, стены давили. "Твой… Только твой" – слова эхом звучали в голове. Мне вдруг захотелось истерически засмеяться, но это чувство резко сменилось острой болью. В глазах потемнело. Странная непроницаемая дымка, начала клубиться вокруг. Захотелось кричать, плакать, просто орать… Захотелось сделать хоть что-то, чтобы стереть это из памяти…
Мне было больно… Глухая, непонятная боль стучала там, где когда-то стучало сердце.
Я уже тысячу раз прокляла себя за то, что решилась на это. Неужели Джаспер прав? Неужели все еще люблю? Нет! Это не так! Это прошло! Прошло тогда, когда я прыгнула. Они выбрали… Он выбрал…
Забравшись в кресло, я обняла колени, стараясь сжаться в комок. Стараясь вновь запихнуть все это обратно, но у меня не получалось. Стены по-прежнему давили, ненужного воздуха по-прежнему не хватало. Боль по-прежнему пульсировала. Та моя часть, которая таила обиду, которой причинили боль, росла с каждой секундой, вырываясь наружу. Несуществующие слезы, просились наружу. Виктория Каллен просилась наружу, та маленькая обиженная частичка меня, просилась наружу.
Но она умерла! Ее нет, больше нет. Нет Тори Каллен… не должно быть! Я изменилась, я уже не та!
Я резко подскочила и вылетела из комнаты. Мне просто необходимо убраться отсюда подальше, уйти от этих давящих стен. Мне необходимо подумать. Снова стать сильной, стать той, кто я есть. Ведь я Вольтури, черт возьми!
Мое слишком стремительно появление застало всех врасплох, а я замерла, смутившись столь ярового внимания к моей персоне.
Из всех тех взглядов, которые сейчас были направлены на меня, наиболее прожигал взгляд Джаспера. И я знала, в чем причина. Он тоже это чувствовал, чувствовал боль, непонимание, чувствовал весь тот ураган, который бушевал у меня внутри.
Тряхнув головой, я поспешила к выходу.
- Виктория, ты куда? – вопрос Карлайла застал меня врасплох.
- Гулять, - прорычала я.
- Ты же понимаешь, что… - я не дала ему закончить глухо зарычав. Я прекрасно понимала, о чем он. Слишком мало времени прошло и если меня кто-то узнает, это доставит им новые проблемы. Интересно, как они объяснили мое исчезновение?
- Давайте-ка кое-что проясним, - сквозь стиснутые зубы начала я, разворачиваясь к нему. – Во-первых, вы не вправе задавать мне такие вопросы, потому что, по сути, вы мне никто. И вас никак не должно касаться то, чем я занимаюсь. Во-вторых, я прекрасно знаю, что я делаю и объяснять мне ничего не надо. И впредь попрошу вас воздержаться от такого тона. Я здесь чтобы помочь вам решить вашу маленькую проблему с вашим питомцем, - я мельком взглянула на Беллу, которая вся сжалась от тона моего голоса. – Точнее с ее последствиями, и новых проблем я создавать вам не собираюсь. Разве что вы сами меня вынудите. Я пытаюсь гарантировать вам время, хотя особой радости от пребывания тут не испытываю. Не усложняйте ситуацию, Карлайл. Займитесь своей проблемой, я думаю, она важнее того, куда я собралась. Используйте время с пользой. Я похожа на отца, да и на Аро тоже. Сомневаться я не буду… когда придет время, - замолчав, я закрыла глаза и глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. – Я надеюсь, мы поняли друг друга?
- Да Виктория, мы поняли, - тихо ответил Карлайл.
- Я рада, - так же тихо ответила я, и выскользнула за дверь.
- Что с ней случилось? Утром она ведь была веселой и даже милой, - услышала я тихий голосок Беллы и не смогла сдержать шипение.
С минуту постояв около машины и покрутив ключи в руках, я все же бросила их на сиденье и что есть силы побежала в лес.
"Бежать!" – только и крутилось в голове.
Я должна разобраться, должна найти равновесие, должна договориться сама с собой.
Должна определиться кто я. Виктория Локвуд, которая не знает, чего хочет и что ей делать? Виктория Каллен, которую буквально душит боль и обида? Или Виктория Вольтури, сильная, бесчувственная личность, которая точно знает, чего хочет и что делает?
Я должна разобраться в себе иначе я просто сойду с ума. Я не вынесу всего этого…
 
каринкаДата: Вторник, 08.11.2011, 17:36 | Сообщение # 12
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 8.

Тишина…
Такое простое и одновременно сложное понятие. Трудно найти тишину обладая сверхслухом… но я нашла… пусть и немного в непривычном понятии. Обычно, когда люди находятся в тишине, они стараются разобраться в себе, подумать, проанализировать свои мысли и поступки или просто помечтать… ну, это я так раньше делала. Тишина для человека означает полное отсутствие посторонних звуков, шорохов, каких-либо внешних раздражителей. Тишина для вампира – это совсем другое понятие. Раньше я это не понимала, считала, что вампир никогда не сможет находиться в полной тишине, но я ошибалась.
Сейчас, лично для меня тишина заключалась в шорохе листвы за окном, в звуке капель дождя небрежно ударяющихся о землю, в дуновении ветра… Тишина повсюду, ее просто нужно разглядеть. И я смогла это сделать, пусть и не сразу.
Чтобы побыть в тишине достаточно просто сосредоточится на чем-то одном, на каком-либо простом, не обременяющем звуке… слиться с ним, поймать его ритм, раствориться в нем, и тогда все остальное просто перестает существовать. Ты оказываешься в абсолютной тишине, наслаждаясь ей.
Найдя такую желанную тишину, я не старалась заниматься внутренним самоанализом, как я обычно это делала на протяжении всей своей сознательной человеческой жизни, не пыталась думать, мечтать, так как все это причиняло боль. Я использовала ее, как оправдание, как средство побега.
Погружаясь в нее, я отключала все: мысли, чувства, отключала свои инстинкты… Я просто растворялась… так было легче…
Иногда я позволяла себе мысленно уноситься куда-то очень далеко. Чаще всего это была огромная скала, открывающая потрясающий вид на бушующий океан. Я не знаю, откуда именно я взяла образ этого места, может быть из очередной прочитанной книги, но там мне было спокойно. Вид океана успокаивал.
Я, конечно, могла сделать всю эту воображаемую картинку шикарней, но боялась этого. Зафрина, одна из амазонок, обладала потрясающим талантом, мне бы он сейчас очень пригодился в своем первозданном виде. Зафрина была первым вампиром, помимо Вольтури, которого я встретила после обращения. И естественно я переняла ее маленькую особенность, но я до сих пор не понимаю, как она действует в моем случае. И если честно не хочу понимать. Если я довольно хорошо разобралась со своей способностью контролировать жажду, то все что касается моей второй способности остается для меня загадкой. Все это происходит самопроизвольно, причиняя боль. Я не хочу пользоваться тем, что имею, так как боюсь последствий. Иногда, конечно, случаются срывы, но я стараюсь держать себя в руках. Чаще всего я, конечно, использую дар Джейн – с ним наиболее легко управляться. Дар Аро я просто ненавижу, я была безумно счастлива, когда научилась сдерживать себя и не влезать в чужие головы при любом касании.
Сейчас я бы с удовольствием воспользовалась даром амазонки, это бы помогало мне еще лучше убегать от реальности, но я не могу. Я не знаю, какими последствиями это обернется.
Такие каждодневные побеги от реальности, побеги в собственный мир, пустоту, тишину, стали для меня спасением. Я отключаюсь от всего, отключаюсь от Калленов, стараясь не мешать им, не слушать их разговоры.
Мои внутренние поиски самой себя не увенчались особым успехом. Нет, я, конечно, пришла к определенным выводам, но они меня почему-то не очень успокоили. Я не смогла окончательно выбрать из трех "я", просто не смогла отказаться не от одной из них. Взамен я попыталась найти своеобразное равновесие, компромисс. Какой-то из моих сторон я отдала большую власть, какой-то меньшую, в общем, спорящие стороны заключили перемирие, согласившись отложить все баталии на более поздний срок. Чем больше я думала об этом, тем больше убеждалась, что все эти мысли похоже на мысли сумасшедшей, коей я себя не считала. Именно поэтому был подписан мирный договор, скрепленный, естественно, кровью.
С того знаменательного момента прошел месяц, ровно месяц, как я поселилась в доме Калленов. Месяц, который показался мне вечностью.
Я решила не трогать Калленов, оставить их в покое настолько насколько это вообще было возможно. Не то чтобы они стремились общаться со мной, но я свела это не стремящиеся общение к минимуму. Если мы и общались, то я вела себя с ними как Вольтури – строго, даже может быть надменно, с неким превосходством.
Я всеми возможными способами старалась не слушать их разговоры, не вникать в суть их действий, именно поэтому я прибегала к моей "тишине" – так было легче. Я не должна была знать их планы. Хотя были ли у них вообще эти планы? Тем не менее, я приняла решение, и я старалась держаться этого направления, что было ужасно скучно.
В городе я показываться не могла, общаться мне было не с кем. Первую неделю, которая была наиболее напряженной, я постоянно пропадала в Сиэтле, но мне это быстро надоело.
Позже, когда как мне показалось, все привыкли к моему присутствию, и ощутимое напряжение исчезло, я стала совершать набеги на библиотеку Карлайла. Я читала все, абсолютно все. Мне, по сути, было все равно, что читать, главное забить чем-то голову и не позволить реальности захватить меня. Я прекрасно понимала, зачем все это делала, я пыталась и пытаюсь не думать о своих чувствах, обидах и так далее. Если я опять увязну во всем этом, то снова потеряю контроль. Я не понимаю свои чувства к Эдварду, да и вообще не знаю, есть ли они или нет. Любое воспоминание причиняет боль, поэтому я стараюсь не вспоминать, не думать…
Чтобы хоть как-то развлечь себя, я прибрала комнату – теперь она была просто до невозможности чистой. Разобралась со своим гардеробом, который очень вырос, учитывая мой недельный забег по магазинам Сиэтла. В планах у меня было устроит своеобразный показ мод. Вещей было много, и я должна была понять что с чем сочетается. Учитывая то, что все что я делала, я дела невероятно медленно, то это дело должно занять у меня около двух дней. И я его все время откладывала, так как боялась, что со временем я вообще заскучаю и не найду чем себя занять, а так у меня было хоть что-то в запасе.
Если быть честной, то мой энтузиазм придерживать первичного плана, а именно никак не вмешиваться в дела Калленов, таял на глазах. Проблема в том, что они вообще ничего не делали. Ни-че-го. И я этого не понимала. Неужели им вообще наплевать на себя? Я отказываюсь в это верить!
Я хотела поговорить об этом с Эсми, последнее пару дней мы с ней много разговаривали, но все никак не решалась. Этот разговор затронул бы не совсем приятные для меня темы, ведь я не хотела вспоминать…
Первые лучи солнца озарили горизонт, и я лениво поднялась с кресла, которое передвинула прямо к окну. Большую часть времени я проводила именно в нем, всматриваясь вдаль и наслаждаясь "тишиной". Сегодняшний день обещает быть чудесным и отвратительным одновременно.
Сегодня в Форксе светит солнце, а это значит, что "детки" в школу не идут. Но утешает то, что они все сегодня отправляются на охоту, а значит, я буду абсолютно одна, что радует, так как мне не совсем удобно находится рядом с ними, но и одновременно огорчает – мне будет опять ужасно скучно. Мне нравятся наши с Эсми разговоры, они в то же время обо всем и ни о чем. Как только Карлайл уходит на работу, а "дети" в школу, Эсми заходит ко мне или я спускаюсь к ней и мы начинаем разговаривать. Это очень сильно помогает скрасить мое одиночество, но сегодня мне придется развлекать себя самой.
Еще немного постояв около окна, я все же решила переодеться. Выбрав зауженные черные джинсы и простую белую майку с рисунком в виде черного кота, и взглянув в зеркало – я осталась довольна. Волосы я оставила распущенными и немного взъерошила, чтобы придать объем. Несмотря на то, что я практически все время проводила в комнате, я всегда старалась выглядеть восхитительно.
- Прекрасно выглядишь, милая, - я совсем не заметила, как Эсми проскользнула в комнату.
- Спасибо, - ответила я, улыбаясь. Эсми всегда вызывала во мне лишь теплые и светлые чувства.
- Мне жаль, что я не смогу составить тебе компанию сегодня.
- Я все понимаю, Эсми. Не переживай, тем более надо же хоть как-то разнообразить свой досуг, - она улыбнулась.
- Я настолько тебе надоела? – с притворным возмущением спросила она.
- Просто до жути, - так же наигранно ответила я. Мы засмеялись.
- Мы вернемся к вечеру, не хотим уходить далеко, - зачем-то начала объяснять мне она, когда мы выходили из комнаты.
Совершенно неожиданно для меня, мы столкнулись с Эдвардом, который судя по виду, прибывал не в лучшем расположении духа.
- Милый, ты предупредил Беллу? – обратилась Эсми к сыну. Прежде чем ответить, он быстро взглянул на меня. Этот мимолетный взгляд был первым за весь прошедший месяц.
- Да, я ей сказал, - сухо ответил он и скрылся из виду. Вот интересно чего это он так нервничает?
В гостиной никого не было, за исключением Эдварда, который подпирал стену. Усевшись на диван, я принялась щелкать пультом, в надежде найти хоть что-то интересное. Сегодня я развлекаюсь просмотром бессмысленных телепередач. Остановив свой выбор на какой-то передаче о животных, я стала вникать во все тонкости охоты кошачьих. "До безумия интересно!" – шепнул внутренний голос, а я лишь закатила глаза.
- Пытаешься узнать что-то новое или чему-то научиться? – спросил Джаспер. Либо он так тихо ходит, либо я стала ужасно невнимательной!
- Это скорей по вашей части, - ухмыльнулась я. – В моем случае охота намного проще и приятней, - повернувшись к нему, я хищно улыбнулась.
- Ну, это смотря с какой стороны посмотреть… - он мне подмигнул.
- Лично с моей стороны все превосходно. Да ты и сам знаешь, как это может быть приятно, - я говорила, растягивая слова, - и уж явно повкусней оленей.
Джаспер ничего не ответил. Спустя пару минут, все семейство спустилось вниз и дружненько покинуло дом.
"Вот такие вот цивилизованные вампиры, даже поздороваться не могут" – усмехнулась я мысленно.
Следующие несколько часов я провела около телевизора. Не скажу, что это было интересно, но я искренне посмеялась над какой-то там комедией. Вскоре мне все это надоело, и я стала просто бессмысленно пялится в одну точку.
Если следующие месяцы моего пребывания тут обещают быть такими же, то я отказываюсь от всего этого. Каллены ничего не предпринимали. Я, конечно, не ждала, что они силой обратят Беллу, но они же должны были хоть что-то делать или нет?
Их совсем не волнует есть ли у них будущие? Или они просто решили смириться со всем и наслаждаться последними деньками? Хотя я не заметила особого наслаждения в их поведении…
Но ведь надо же что-то делать! Я согласна, Эдвард упрям, если он что-то вобьет себе в голову, то разубедить его трудно… Но ведь он должен понимать…
Внезапная бредовая идея ворвалась ко мне в голову и прочно там обосновалась. Эдвард упрям, но ведь и Белла тоже… ну, если судить по тому, что говорила Эсми. Что если попробовать зайти с другой стороны? Если Эдвард не слушает семью, то возможно ли что он послушает ее? Что если заставить его понять, чего он может лишиться? Или наоборот показать то, что он приобретет? Попробовать повлиять на его решения с ее помощью?
Тысячи шестеренок завертелись у меня в голове, продумывая различные варианты развития событий.
Не то чтобы я хотела видеть Беллу вампиром, я бы предпочла ее вообще не знать, но я не хотела потерять тех, кого люблю, а именно Эсми и с недавних пор Джаспера. Да, Джаспер неожиданно стал тоже важен для меня. Я осознала, сколько всего он сделал для меня в прошлом, без него все было бы в тысячу раз хуже.
Вылетев из дома, я отправилась на поиски моей цели. Что в принципе было не сложно, так как она скорей всего была в школе, если конечно он не запретил ей покидать пределы дома в его отсутствие. Откуда я знаю до чего он дошел в своем желании защитить ее?!
Притаившись в тени леса около школы, я прислушалась, желая понять - там она или нет. Потом заметив ее пикап на стоянке, я точно убедилась в ее присутствии. Судя по времени сейчас время ленча. Поменяв место расположения, я с легкостью смогла увидеть ее. Так как было тепло - все обедали на улице. Она сидела за столом еще с пятью студентами. Троих из них я узнала. Джессика – самая большая сплетница, Майк – достаточно скользкий тип, мне он никогда не нравился и Анжела. Анжела когда-то была моей подругой, она единственная искренне общалась со мной. Остальные же если и пытались подружиться, то только чтобы стать ближе к недоступным Калленам.
Белла пыталась поддерживать общую беседу, но было видно, что мысленно она далеко отсюда. И я даже знаю, о чем она сейчас думала, вернее о ком.
Поговорить с ней я решила после школы, когда она будет ехать домой, поэтому сейчас я просто наслаждалась своим новым развлечением – наблюдением за студентами.
Если быть честной, то я скучала по этому, скучала по школе. Уровень моих знаний резко возрос за последний год, но я бы хотела окончить школу так же, как и все нормальные люди. Беда была в том, что я уже никогда не буду нормальной. Образ жизни моей семьи не позволит мне находиться так близко к людям. Да, я могу прекрасно контролировать свою жажду, но уверена, что этот аргумент не убедит "начальство".
Я грустно усмехнулась. Слишком многое изменилось. Как не странно, я поняла, что в чем-то даже завидую Калленам. Например, их возможности нормально учиться. Хоть они и повторяли всегда, что им ужасно надоело быть вечными школьниками, но я уверена, что не все так плохо.
Мне было на руку, что Своны живут на окраине города, я смогу поговорить с Беллой на безлюдном участке дороги и не вызвать подозрений у окружающих. Именно поэтому сейчас я спокойно смотрела, как она выезжает со школьной стоянки.
Добравшись до места "Х", я притаилась. И как только красный монстр Беллы оказался напротив меня, я мигом залезла в кабину.
Реакция Беллы была вполне ожидаема, хоть и запоздала на несколько секунд. Она закричала, сердцебиение резко ускорилось, она нажала на тормоза, машину занесло и только благодаря чуду, мы не перевернулись.
Вжавшись в дверь, она смотрела на меня широко раскрытыми глазами, жадно хватая воздух. Ее страх был очевиден. Желание еще сильней напугать ее было невероятно сильным, но моя более благоразумная часть, держала это самое желание на коротком поводке, постоянно напоминая мне, что я должна хотя бы попытаться выглядеть дружелюбно.
- Привет, - поздоровалась я и, показав благоразумной части язык, добавила. – Если ты решила умереть, то могла бы просто попросить. Я бы с удовольствием помогла тебе в этом нелегком деле, - и ослепительная широкая улыбка в придачу.
Ее глаза еще сильней расширились, и она слишком громко втянула в себя воздух. Прошло еще несколько минут, а она все так же продолжала испугано таращиться на меня.
- Успокойся, я ничего тебе не сделаю. Я просто хочу поговорить, - произнесла я самым мягким тоном, на который была способна. Она меня раздражала, и я ничего с этим поделать не могла!
Мои слова ее не убедили… Ну и что мне делать?! Не могу же я силой заставить ее разговаривать? Или могу? Я усмехнулась, а она видимо опять не так поняла мою усмешку.
- Знаешь Белла, я почему-то думала, что ты единственный человек, который не боится вампиров. Думала, что в тебе есть что-то особенное… но видимо я ошиблась, - разочарованно выдохнула я.
Я, конечно, предполагала, что она испугается, я бы наверно тоже испугалась если бы ко мне в машину на полном ходу залез кто-либо, но ее шок длится слишком долго.
- Просто я не ожидала… - наконец прошептала она.
- Ну, слава богу! А то я уж было думала, что ты онемела от страха! – я опять усмехнулась.
- Нет. Просто… Что ты хочешь? – она очень сильно пыталась казаться уверенной, но ее надломленный голос выдавал ее. Жалкие попытки показать свою смелость…
- Умница. Сразу и по делу, - если она пыталась казаться смелой, то я изо всех сил пыталась выглядеть дружелюбной. Непонятно откуда взявшаяся неприязнь, просто душила. Я знала, что это такое, но не хотела принимать эти чувства. В конце концов, если он ее выбрал, значит в ней что-то есть… наверно… - Я хочу поговорить, - выдавила я из себя.
- О чем? – ее дыхание почти выровнялось.
- Обо всей этой ситуации. Я уверена, что Каллены в общих чертах рассказали тебе о сути проблемы, я права? – она кивнула. – Так вот, я хочу узнать твою точку зрения. Что ты думаешь об этом?
Она молчала. Между ее бровей появилась морщинка – вероятней всего она пыталась собраться с мыслями.
- Если ты не против, я бы предпочла чтобы ты все-таки продолжила свой путь. Ну, или хоты бы съехала с шоссе. Тут недалеко есть поворот, - она удивленно посмотрела на меня. – Будет не очень хорошо, если кто-нибудь заметит меня в твоей машине.
Она быстро перевела взгляд на мои руки, на которые попадал солнечный свет, и поспешно завела мотор.
Даже после того, как мы съехали с дороги - она продолжала молчать. За это время уже можно было составить план завоевания мира! Неужели она так медленно соображает?!
В следующую секунду меня словно обухом по голове ударили. От нее исходила такая мощная волна решимости, что мне стало как-то не по себе. Я была удивлена. Ее основное желание просто кричало, я не могла его не заметить.
- Это не поможет, - спокойно ответила я, видя, как в ней просыпается все больше решимости. – Неважно где именно ты будешь находиться, закон был нарушен…
- Как… как ты узнала? Ведь даже Эдвард… - она была в замешательстве.
- Я не читаю твои мысли, не волнуйся. Просто я вижу, ну или чувствую, истинные желания людей. То, что ты действительно желаешь, о чем думаешь.
- Тогда у Калленов… - я не дала ей договорить, зная, о чем она спросит.
- Да, я почувствовала твое желание стать вампиром и твои основные способы убеждения, - я улыбнулась. – Не помогло, ведь так?
- Нет, - грустно ответила она. – Эдвард заставил меня рассказать ему об этом, я даже не успела попытаться… - я засмеялась. Она выглядела как обиженный ребенок.
- И ты так просто ему уступила? – поинтересовалась я.
- Ему… трудно отказать, - произнесла она и почему-то покраснела.
- Как все запущенно, - слишком тихо сказала я, глядя на ее красное лицо.
Опять повисла тишина. Что-то разговор не очень клеится… Радует хотя бы то, что она уже не дрожит от страха.
Ладно, к черту дружелюбие!
- Послушай, - начала я, от тона моего голоса она вздрогнула. Надо притормозить. Я всего лишь хочу сделать так, чтобы она поняла и поверила мне… - есть всего два выхода. Первый: я тебя убиваю, и проблема по имени Изабелла Свон исчезает. Каллены получают что-то типа выговора и все. Второй: он обращает тебя в вампира. Тебе какой больше нравится?
- Второй, - заикаясь, произнесла она.
- Я так и думала. И что ты будешь делать? – на ее лице отразилось неподдельное удивление. Как же она меня бесит! – Не вижу причин для удивления. Раз ты хочешь стать вампиром, то должна что-то предпринимать.
- Я не знаю, - ее шепот был еле различим. Мне вдруг стало жалко ее.
Она ведь всего лишь человек… Еще год назад я считала это оправдание смешным, даже оскорбительным, но теперь… теперь я понимаю разницу. За последнее время ей пришлось полностью пересмотреть свое мировоззрение, поверить в вампиров, влюбиться в одного из них… Она ведь не виновата в том, что у этого мира существуют свои законы, что он жестче, чем кажется…
Она всего лишь человек…
Закрыв глаза, я тряхнула головой, избавляясь от этого чувства. Я не должна жалеть ее, это всего лишь мимолетная слабость!
- Почему он отказывается? – нужно выяснить у нее причины, чтобы знать за какие ниточки дергать.
- Что? – казалось, что своим вопросом я выдернула ее из мыслей.
- Почему он говорит тебе "нет"?
- Он не хочет забирать мою душу, не хочет губить меня, - от нее повеяло грустью. – Но ведь это не правда! У вампиров есть душа, у него есть душа. Он просто не понимает! – она ударила рукой по рулю.
Ого! Да она не на шутку раздражена!
- Это единственная причина? – мой голос звучал сухо.
- Из тех, что я знаю – да. Он считает, что я не должна пропустить важные человеческие моменты, что если я буду вампиром – все это будет уже не так…
- В чем-то он прав. Мировоззрение поменяется в корне, - задумчиво протянула я, скорее для себя, чем для нее.
Мы опять погрузились в тишину…
- Ну, и как? Какие преимущества есть у тебя? – вдруг спросила я.
- Я… я не понимаю о чем ты? – она действительно не понимала…
- Твой парень – вампир. Это должно давать тебе преимущества, ну… чтобы все эти "важные" – я показала воображаемые кавычки, - человеческие моменты бы намного круче и ярче.
- Нет никаких преимуществ… - рассеянно проговорила она.
- Ну, хорошо. А что насчет моментов? Что из важного ты уже успела познать? Белье мое пригодилось? – как и ожидалось – она покраснела.
- Нет. Да и особых моментов не было…
- Тогда почему ты все еще человек? Моментов нет, в сохранность души ты веришь, любишь его… В чем проблема? Или у вас там не все так гладко, как кажется?
- Он странный последнее время и… - я прервала ее.
- Меня не интересует Эдвард, - нагло лгу и не краснею! – Объясни мне в чем проблема? Почему ты не настоишь на своем, если вы так безумно любите друг друга?! Из-за твоей нерешительности они могут погибнуть. Тебе что все равно! – под конец фразы я уже кричала.
- Нет! – она тоже повысила голос. – Ты не понимаешь, он упрямый!
- Оу, я прекрасно понимаю, - я не смогла скрыть сарказм в голосе. - Если ты забыла, то я спешу тебе напомнить, что я дольше тебя его знаю.
Мы замолчали. По хмурому выражению лица Беллы можно было понять, что она раздражена, даже зла.
- Давай кое-что проясним, - я полностью развернулась к ней, и поджала под себя одну ногу, - несмотря на всю вашу любовь, он не обращает тебя только потому, что стремится сохранить твою человечность – это если судить по тому, что он говорит, так? – она кивнула. – Отлично. Тогда у меня к тебе другой вопрос: что он делает, чтобы обеспечить тебе эту самую человеческую жизнь? – ее глаза расширились в удивлении. Сегодня день открытий прям!
- Он… он… он просто рядом…
- Все понятно, - я разочарованно покачала головой, - ничего этот эгоист не делает!
- Ты не права, он… - я приглушенно зарычала, заставив ее замолчать.
- Не спорь со мной! - прошипела я. - Он получает все, что хочет, ничего не отдавая взамен. Разве это любовь? – я была раздражена.
- Он любит меня… - пропищала она.
- Ты так в этом уверена?
- Да, - твердо ответила она.
- А может это не любовь, а просто маниакальное желание охранять тебя, заботиться, словно о домашнем любимце? Подумай? Он получает все: твою любовь, твое тепло. Он ловит кайф от твоего запаха, ему нравиться обнимать тебя, целовать, потому что ты такая теплая, нежная… ты человек. Он заботится о тебя, стремится защитить, что, несомненно, доставляет ему удовольствие. А что получаешь ты?
Она только собралась ответить, но я вновь прервала ее:
- Если скажешь "его" – я тебя укушу! – она закрыла рот, затем вздохнула и ответила:
- Его… - я рассмеялась. Это был какой-то нервный смех. Мне вдруг стало так за нее обидно. Это была какая-то женская солидарность, что-ли. Он настолько очаровал ее, что она совсем не смеет ему перечить…
- Он стремится сохранить твою человечность, хочет чтобы ты испытала все радости человеческой жизни, но при этом все время держит возле себя… Это немыслимо! Как можно испытать все человеческие эмоции и важные моменты человеческой жизни постоянно находясь рядом с вампиром?! Он хоть что-то делал ради тебя?!
- Он все делает ради меня, - у меня опять вырвался смешок. – Мы с ним на бал ходили… - задумчиво ответила она.
- Очень по человечески… Слушай, давай рассуждать логически…
- Зачем ты это делаешь? Зачем все эти разговоры? – перебила она меня.
- Честно? – она кивнула. - Я просто хотела увидеть ситуацию твоими глазами. Потому что с ним разговаривать бесполезно, да он и не станет со мной разговаривать… Пойми, я не пытаюсь тебе помочь или наоборот запутать, - нагло лгу. - Я беспокоюсь о тех, кто мне дорог. Беспокоюсь за Эсми. По сути дела мне вообще все равно, что с тобой происходит, я просто пытаюсь понять…
- Я тоже о них беспокоюсь. Я не хочу, чтобы с Калленами что-то случилось… - она говорила искренне, я видела это.
- Ладно, вернемся к нашей проблеме, - выдохнула я. – Тебе восемнадцать, самое время для восхитительных человеческих эмоций. Я уверена, что Элис может доставить тебе множество как положительных, так и отрицательных эмоций, впрочем как и все остальные, но ведь это не то. Где совместные походы в кино с друзьями? Где посиделки у подруг, сплетни о парнях? Где все это? Ты постоянно находишься среди вампиров, в чем здесь заключается человечность?
- Он заботиться обо мне, делает это так как умеет, - она продолжала защищать его.
- И в его понимании забота – это не отпускать тебя от себя ни на шаг? Спорим, что он просил тебя остаться сегодня дома, я права? – она покраснела, опять. – Я права.
- Он просто… - она замолчала, видимо не нашла что ответить.
- Я слышала, что сегодня твои друзья говорили о какой-то там совместной поездке. Почему ты отказалась?
- В школе все немного недолюбливают Калленов, - я лишь закатила глаза. Как будто я не знаю! – И Эдварда не приглашают…
- И ты едешь, потому что не едет он, правильно? – она кивнула. – Но ведь это не честно. Ты хочешь поехать? – с нажимом спросила я.
- Да.
- Так езжай!
- Он будет против…
- Да, какая разница! Хочешь – езжай. Ты не должна делать все, что он говорит. Знаешь, я понимаю, почему он не обращает тебя и тут дело вовсе не в человечности. Он получает все, что хочет… ну, или почти все. Ты всегда рядом, такая милая и послушная… Вампиром ты уже такой не будешь, у тебя появиться четкое собственное мнение. В тебе будет силы сопротивляться и спорить. А он видимо этого не хочет. Ты словно его игрушка… В отношениях должно быть как минимум равноправие, оба мнения должны учитываться. Сейчас он учитывает только свое. Он хочет, чтобы ты была рядом и ты всегда рядом, как любимая зверушка. Он не воспринимает тебя серьезно, он уверен, что ты всегда будешь согласна с ним, он попросту привык к тебе. Может это вовсе не любовь, а просто привычка!? Ты задумывалась над этим? Покажи характер, Белла, я уверена, что он у тебя есть. Настаивай на своем, заставь его понять, что на самом деле он имеет и что он может потерять. Я не знаю… попытайся соблазнить его что-ли, покажи, что он приобретет если ты станешь вампиром. Он ведь так заботится о тебе, что не позволяет ничего лишнего, я права? – она опять покраснела, значит права. – Перестать быть зверьком, у тебя ведь тоже есть желания, не бойся их высказывать. Он хочет, чтобы ты испытала все возможные человеческие эмоции, так испытай их! – фух, кажется я переборщила.
Часть всего того, что я ей наговорила - была правдой. Где-то я утрировала, но ведь я была права? Вся его, так называемая любовь, заключается в желании оградить ее от всех опасностей, но тем самым он огораживает ее от всего мира. Неправильно все это, хотя может быть, я чего-то не понимаю…
Я, конечно, знала, что он эгоист по натуре, но неужели настолько?!
Внешне Белла выглядела вполне спокойно, казалось, она вообще не о чем не думает. Моя пламенная речь осталась не замеченной? Может, конечно, ее все устраивает, и она любит его настолько сильно, что все остальные для нее не важны…
- Знаешь, - начала она тихо, - я, пожалуй, соглашусь на эту поездку. Да, я поеду, - сказала она уже более уверенно.
- Вот и правильно. Поездки с друзьями за город вполне вписываются в понятие "важные человеческие моменты". Пусть принимает то, за что борется! – она как-то странно на меня посмотрела. Я что-то не так сказала?!
- Мне просто интересно, - сделав паузу, она закусила губу, - с чего вдруг такая дружелюбность? - да… она все не так поняла, хотя мне это даже на руку…
- Не тешь себя иллюзиями, дружелюбностью тут и не пахнет, - мой голос стал строгим, даже грубым. – Быть твоим другом я не намерена. Ты по-прежнему вызываешь у меня не самые положительные эмоции. А все это, - я обвела нас обоих руками, - делается с определенной целью. В данном случаи - это благоприятный исход сложившийся ситуации, ну, на сколько он вообще возможен.
- А ведь ты была первой, с кем я действительно подружилась… - задумчиво протянула она.
- У тебя странные понятия о дружбе. То наше малое общение, даже общением назвать трудно, - отрезала я, вспоминать мне не хотелось.
- Ты была милой…
- У меня и тогда были свои цели. Если помнишь, то заговорила я с тобой как раз после того, как Эдвард чуть не убил тебя на уроке. Мне нужно было понять, как ты ко всему этому отнеслась и заметила ли вообще что-нибудь. Я действовала скорей в его интересах.
- Вы были с ним близки? – она покраснела. – Ну, то есть… хорошо общались? - я сильно сжала кулаки. Это неправильный вопрос! – Я это к тому, что если вы были действительно дружны, доверяли друг другу, то почему сейчас так относитесь друг к другу? Я спрашивала у него, а он почему-то разозлился…
- Ключевое слово здесь – "были". Все это давно закончилось… - вяло ответила я. Мне совсем не нравится то, куда уходит разговор.
- А почему…
- Потому что я спрыгнула с моста! Вот почему. В этот момент все, что было до этого - закончилось! – я глубоко вздохнула. – Я надеюсь, ты серьезно подумаешь над всем этим. Он должен понять, что у тебя тоже есть свои желания и потребности. Он должен научиться учитывать твое мнение. Времени не так много, как кажется. Вольтури очень нетерпеливы и жестоки, когда им становиться скучно! – не дождавшись ее ответа, я вылезла из машины и скрылась в лесу.
В общем и целом разговор прошел нормально. Я уверена, что Белла будет думать о том, что я ей наговорила, если не прямо сейчас, то потом точно. Она начнет сомневаться, будет доставать Эдварда вопросами и может у нее что-то получится. Нервы она уж точно ему потреплет. Что собственно мне и нужно. Нужно сдвинуть все это с мертвой точки…
Если Эдвард будет раздражен, то он, возможно, примет скоропалительное решение, а уж если он что-то решит, то точно доведет это до конца… и все благодаря его упрямству. Остается только надеяться, что это решение не принесет новых проблем…
Побродив еще немного по лесу, я отправилась домой, готовясь вновь погрузиться в свой собственный мир, в свою "тишину"
 
каринкаДата: Вторник, 08.11.2011, 17:36 | Сообщение # 13
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 9.

Странно, но я действительно чувствовала себя хорошо. Прогулка по лесу явно пошла мне на пользу. Казалось, что все, что меня беспокоило - просто исчезло. Я была спокойна, можно сказать, что я ощущала себя счастливой. Было так легко на душе, что я словно парила где-то высоко-высоко над землей.
Чувствую, что мне сегодня даже не придется пользоваться своим "средством побега", сегодня мне это просто не нужно.
Интересно, что на меня так повлияло? Точно не Белла, а это значит, что за свое состояние я должна быть благодарна чудодейственной силе лесов города Форкс.
Мне всегда нравилась местная природа. Первое что я сделала как только переехала сюда с Калленами - это пошла в лес. Как только машина остановилась я, даже не заходя в дом, помчалась в сторону леса. Эмметт тогда пошутил, что я отправилась осматривать свои владения. Первые месяцы он называл меня принцессой леса, тогда меня это жутко раздражало.
Мне нравились мощь и спокойствие лесной чащи. Все эти величественные деревья, которые хранили множество секретов, ну, так мне казалось. Тогда для меня, лес был сказочным. Мне было почти шестнадцать лет, а я все еще верила в сказки. Глупо? Возможно, но не для меня. Я жила среди вампиров и это было сказкой.
Сейчас, конечно, лес перестал быть для меня сказочным, но все равно в нем есть что-то такое… есть какая-то загадка. Или мне все это кажется только потому, что это именно этот лес? Слишком много всего было в этом лесу… слишком много воспоминаний…
Чем ближе я подходила к дому, тем быстрей меня покидало это непонятное чувство счастья и мне это не нравилось.
"Может остаться жить в лесу?" – мелькнуло в голове и я тихонько засмеялась.
Я ведь знала с чем это связано, точнее догадывалась. Причина в Калленах. Я боялась встречи с ними, пусть даже мимолетной. Хотя если быть точной, то я боялась не их, а тех чувств, которые я испытывала при их виде. И это было главной причиной того, что я старалась не общаться с ними, и только потом шло это благородное желание не вмешиваться в их жизнь.
Каллены уже были дома. Насколько я могла судить, они все находились в гостиной и о чем-то беседовали. Судя по смеху и веселым голосам – тема разговора была приятная. Я не слышала, о чем именно они говорили, так как уже "на автомате" старалась не вслушиваться в их разговор.
Как только я вошла в дом - разговор стих и все внимание устремилось на меня. Все семейство расположилось на диванах. Элис сидела в обнимку с Джаспером, Роуз на коленях у Эмметта, Карлайл бережно обнимал Эсми. Не хватало только Эдварда, хотя я догадывалась, где он. Вся эта картина заставила меня улыбнуться. Они были семьей, настоящей любящей семьей, я чувствовала тепло исходящие от них. Все это было очень мило. Когда-то и я вот так сидела с ними, участвовала в семейных посиделках… жалко, что такого больше не будет...
Как только последняя мысль прозвучала у меня в голове, я почувствовала это… По позвоночнику пробежала волна электричества, посылая множество мурашек по телу, в груди что-то сжалось, и опять это знакомое состояние удушья… Я чувствовала его пристальный взгляд. Мне не нужно было поворачиваться, не нужно было убеждаться в его присутствии, я знала, что он здесь, знала, что он смотрит на меня. Только его взгляд мог вызвать такую реакцию. Не любящий взгляд Эсми, не дружелюбный Джаспера, даже не настороженные взгляды всех остальных, которые были сейчас направлены на меня, не вызывали и каплю всего того, что я сейчас чувствовала.
Я чувствовала взгляд Эдварда, но не понимала его. Я была уверена, что в его взгляде не было злости, так как его неприязнь никак не отражалась на мне, мне в принципе было все равно. Я убеждена, что сейчас он смотрел на меня изучающее, как будто пытался влезть мне под кожу, пытался найти что-то… Он всегда так делал, когда я отказывалась отвечать ему на тот или иной вопрос или же просто что-то скрывала. Под его пристальным, теплым взглядом я была беспомощна, он лишал меня всякой воли, и я выкладывала ему все то, что скрывала и даже больше.
И вот сейчас он смотрит так же, я каждой клеточкой чувствую его изучающее тепло… но с чего бы это? Откуда столько внимания? Признаться честно я растерялась. И я не понимаю, почему я все еще стою на месте, вместо того чтобы уйти к себе, что происходит?!
Поймав на себе обеспокоенный взгляд Джаспера, я немного пришла в себя. Он чувствовал весь мой внутренний сумбур. От этого мне стало как-то не по себе.
Послав всем присутствующим, которые все еще внимательно наблюдали за каждым моим движением, натянутую улыбку, я поспешила к лестнице, опустив голову, чтобы не дай бог не встретиться взглядом с Эдвардом, который как назло стоял около нее.
Проходя мимо дивана, на котором сидел Джаспер, я вдруг вспомнила, что хотела спросить у него уже несколько дней. Поэтому я слегка сжала ладонь, предчувствую его реакцию.
- Не делай так! – Джаспер резко подскочил со своего места и чересчур серьезно посмотрел на меня.
- Прости, - я улыбалась, - просто вы все какие-то напряженные…
- Напряженность – это по моей части, - он тоже улыбнулся. Все-таки мне с ним легко общаться… - Позволь полюбопытствовать, где ты была?
- Гуляла, - моя улыбка превратилась в ухмылку, а Джаспер сузил глаза. – Да расслабься ты, свежим воздухом я дышала. Ну, и проверяла некоторые теории.
- Это какие? – он сделал шаг в мою сторону.
- Насмотрелась " В мире животных" и решила проверить одно их спорное утверждение, но, к сожалению, не одна приличная кошка мне так и не попалась, - я расстроено надула губки, - вы своим присутствием распугали всю живность. – Я заметила, что Эсми улыбнулась.
- Ну прости, что испортили тебе эксперимент, - он смешно развел руки в стороны и ухмыльнулся. – Откуда такая тяга к науке?
- Мне же надо как-то развлекаться, - я пожала плечами. – Кстати, я тут на днях в комнате убиралась и не обнаружила некоторых вещей… - у Джаспера в глазах блеснуло понимание.
- Ну да, мы с Эмметтом разбили пару твоих статуэток… случайно…
- Я не об этом, - теперь я сделала пару шагов в его сторону, он опять понимающе ухмыльнулся, и сместился немного вправо.
- Тогда не имею не малейшего понятия, о чем ты говоришь, - он смотрел мне прямо в глаза, делая небольшие шажки по направлению ко мне. Я отвечала тем же. Со стороны это должно быть напоминало какой-то странный танец.
- А вот мне кажется, что ты все прекрасно понял. Учитывая то, что ты единственный знал об этом так называемом тайнике… - я ухмыльнулась и немного присела. Джаспер по-прежнему смотрел мне прямо в глаза. – Верни мне их! – я постаралась, чтобы это прозвучало зловеще.
- Не понимаю, о чем ты, - его голос звучал насмешливо. Приглушенно зарычав, я прыгнула на него. В этот момент Эмметт и Карлайл подскочили, но не стали вмешиваться. Джаспер с легкостью увернулся, делая ответный выпад. Я, к сожалению, среагировала не должным образом. В итоге, он, подхватив меня за руки, свел их у меня за спиной, надавливая при этом мне на лопатки, тем самым лишая всякого движения.
- Знаешь, человек ты или вампир, привычки у тебя те же. Для разнообразия могла придумать что-то новенькое, - серьезно проговорил он, а потом мы засмеялись.
Зная историю Джаспера, когда-то давно я просила его научить меня драться. Так как я была человеком, то он показал мне пару легких приемов, главным аспектом которых была неожиданность. Мы с ним иногда дурачились, и по понятным причинам ему всегда удавалось меня победить. Сейчас все было, так же как и тогда… Врятли об этом кто-нибудь знал.
- В следующий раз обязательно удивлю тебя, - прошипела я, он по-прежнему держал меня. – Отпусти!
- Обещаешь себя хорошо вести? – нет, он издевается? Я молчала. – Я не слышу!
- Я подумаю над твоим предложением…
- Это еще почему?
- Знаешь первое правило Вольтури? – серьезно спросила я.
- Просвети…
- Мы никогда никому ничего не обещаем, - опережая его вопрос, я продолжила, – потому что если пообещаем, то будем обязаны это выполнить.
- Серьезное заявление, - с весельем в голосе ответил он, отпуская меня. – Учту на будущее. Так ты не чему не научилась? Я думал боевые навыки у вас обязательны… Феликс вроде хорош в этом.
- С ним у меня не очень сложились отношения, - с некой грустью ответила я. У нас с ним сугубо деловое общение. – Но Деметрий научил кое-чему, - я загадочно улыбнулась, а Джаспер рассмеялся. – Ты мне не веришь? - он начал смеяться сильней. – Все, я на тебя обиделась.
Сложив руки на груди и надув губы, я отвернулась от него. И лучше бы я этого не делала. Я была права, взгляд Эдварда был теплым, пронизывающим, сейчас были еще искорки веселья. Уголки его губ были приподняты, его забавляло все это. Меня опять стало не хватать воздуха, его взгляд лишал рассудка. Что он вообще делает? Почему я так реагирую?
- Перестань дуться, я любя, - я почувствовала как Джаспер приобнял меня. Взгляд Эдварда тут же изменился, в нем появилась ненависть. Он буквально сверлил взглядом руки Джаспера, обнимающие меня.
- Ладно, посмеялись, и хватит, - я вывернулась из объятий, - вернемся к нашей проблеме. Где мои вещи? – меня начала раздражать вся эта ситуация. Почему он так смотрит на меня?
- Если честно, то я думал, что ты не вспомнишь, ну, или вспомнишь раньше.
- Значит, ты их забрал, - с некой долей облегчения произнесла я.
- Это ведь лучше чем если бы их нашел кто-то другой? – он приподнял одну бровь.
- Оу, это намного лучше. Так ты мне их вернешь?
- Одну минуту, - Джаспер исчез наверху, а я осталась одна, вновь ощущая на себе взгляды всех остальных.
- И что это было? – поинтересовался Эмметт.
- Ничего. Просто воспоминание, - безразлично ответила я.
- А мне так не показалась, - заметила Элис.
- Когда мне было четырнадцать, у меня были некоторые проблемы в общение с отдельными личностями. И Джаспер учил меня… самообороне что ли, - честно ответила я, и усмехнулась, поражаясь своей честности. – И по понятным причинам, все наши с ним занятия заканчивались, так же как и сейчас.
- И как долго это продолжалось? И что за проблемы? – я поежилась от тона Эдварда. И вновь почувствовала себя маленькой девочкой. Какое ему вообще дело?!
- Тебя это не должно касаться! Тем более это сейчас не важно, - ответила я, не смотря на него.
- В этом ты ошибаешься! Мне все важно! – это его заявление заставило меня в упор посмотреть на него. Его взгляд был серьезным, но по-прежнему теплым.
- Держи, - Джаспер вернулся с небольшой коробкой в руках. – Здесь все, что было там, плюс еще некоторые вещи, которые я уверен, ты не хотела бы выставлять на всеобщее обозрение.
- Спасибо, - искренне поблагодарила я. Заглянув вовнутрь, я сразу увидела свои дневники. – Читал? – достав один, я показала его Джасперу, который выглядел виновато.
- Читал, - ответил он, как-то странно смотря на меня. – Я просто хотел понять, - это прозвучало как оправдание.
- В этом случае детали не имеют особого значения, суть от них не поменяется… - выдохнула я. – Ладно, спасибо за это, - я указала на коробку. И направилась к себе.
- Я все еще надеюсь, что ты покажешь мне, чему научилась! – его голос звучал как-то воодушевленно.
- Для тебя в любое время, Джас!
- Я это запомню! – я усмехнулась.
Проходя мимо Эдварда, я почувствовала, что он слегка коснулся моей руки, как будто хотел сказать что-то или же наоборот спрашивал. И я очень надеюсь, что он не почувствовал ту дрожь, которую вызвало его мимолетное прикосновение. Хватит того, что он явно услышал, как я судорожно втянула воздух. С ним определенно что-то не так. Хотя какая мне разница?
 
каринкаДата: Вторник, 08.11.2011, 17:37 | Сообщение # 14
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 10.

Усевшись по-турецки на кровати, я высыпала все содержимое коробки перед собой.
Спустя пятнадцать минут бессмысленного разглядывания всей этой кучи, я все-таки пришла к выводу, что мне нужно разобрать все это. Что-то оставить, что-то выбросить, а точнее сжечь, чтобы даже следов не осталось.
Первое, что бросалось в глаза – это две толстые тетрадки. Мои дневники…
Взяв тот, что был тоньше, а соответственно "свежее", я несколько минут крутила его в руках, раздумывая – стоит ли мне его читать?
В итоге моя менее благоразумная сторона победила, и я открыла дневник.
_*_*
Еще один отвратительно скучный день. Я стала замечать, что ненавижу солнечные дни, особенно солнечные дни в Форксе. Особенно, когда все отправляются на охоту, а я вынуждена либо сидеть дома, либо идти в школу. Ненавижу солнечные дни…
Я пролистала несколько страниц и вновь принялась за чтение.
_*_*
С каждым днем это становится все невыносимей. Складывается ощущение, что с каждым днем, с каждой часом, минутой, секундой – все это становиться больше и сильней. И я не знаю хорошо это или плохо. Я никогда раньше не думала, что самое прекрасное чувство на земле может быть таким болезненным. Любовь причиняет боль, невыносимую испепеляющую боль… Особенно если понимаешь, что вся эта любовь бесполезна. Эдвард любит меня, я знаю это. Но беда в том, что это братская любовь и ничего больше… Я для него всего лишь маленькая человеческая сестренка, которую нужно оберегать, о которой нужно заботиться… и все…
Но я хочу большего! Знаю, это глупо, но я ничего не могу с собой поделать.
Каждый раз, когда он рядом у меня словно вырастают крылья, привычный мир теряет краски, все что имеет значение - это только он… Кажется, что внутри меня бушует целый ураган различных чувств. Один его взгляд и я лишаюсь рассудка… Его улыбка, смех, его потрясающие глаза, которые всегда смотрят с невероятной теплотой и заботой…
Мое сердце каждый раз замирает, когда он обнимает меня... тысячи мурашек пробегают по коже от его пусть даже мимолетных прикосновений. Мне с ним легко, по настоящему легко, я понимаю его практически без слов и он делает тоже самое… Как бы это глупо не звучало, но я хочу заботиться о нем, хочу чтобы он был счастлив…
Когда он рядом мне вообще ничего не нужно… я чувствую себя целой…
Я на все готова ради него…
_*_*
Последнее время я поймала себя на мысли, что начала анализировать каждое его слово, движение, жест, пытаясь увидеть то, чего нет. Все это сводит с ума…
А может быть это вовсе не любовь? Может просто глупая одержимость? Может я это все придумала?
_*_*
Я люблю его… Я люблю Эдварда Каллена.
Сегодня я окончательно в этом убедилась. Это не привязанность, не одержимость, не придуманное чувство. Это самая настоящая любовь.
Л_Ю_Б_О_В_Ь
Господи, ну тогда почему мне так больно!?
Сегодняшний день так хорошо начинался. Мы все отправились в своеобразный поход. Просто решили провести весь день вместе, всей семьей.
Ребята как всегда решили подурачиться. Мне нравиться наблюдать за ними, когда они дерутся. Пусть я не все замечаю, в силу своего человеческого зрения, но то, что я вижу - действительно впечатляет.
Эмметт всегда злится, так как считает, что Эдвард жульничает, читая мысли. Видеть мишку сердитым очень забавно.
В общем, сидя на огромном камне, на который меня любезно посадил Эмметт, я наблюдала за Эдвардом. Было видно, что это доставляет ему удовольствие.
Джаспер и Эдвард договорились сразиться по настоящему, ну то есть без всех этих сверх штучек. Эдвард пообещал не читать его мысли, Джаспер – не играть с его эмоциями.
Я заворожено наблюдала за их сражением, когда поняла, что Эдвард проигрывает. И я испугалась, по-настоящему испугалась. Непонятно откуда взявшийся страх полностью окутал меня.
Я боялась за него, хотя где-то в глубине понимала, что это все не по настоящему, но не могла ничего с собой поделать.
Очередной выпад Джаспера закончился тем, что Эдвард оказался на земле. Я видела, что Джас собирался нанести так называемый победный удар.
И прежде чем я поняла всю абсурдность моего поступка, я закричала. Громко закричала и бросилась к Эдварду. Это был какой-то нечеловеческий крик, из глаз начали бежать слезы. Я буквально кубарем свалилась с камня, на котором сидела, больно ударившись. Результат – вывих ноги, но на тот момент мне было все равно. Я боялась его потерять. Сердце в груди сжалось, я никогда до этого не испытывала такого страха, страха за близкого человека, за любимого человека.
Я не знаю, что я собиралась делать, я ничего тогда не соображала. Меня просто тянуло к нему, я чувствовала, что должна быть рядом, должна помочь, попытаться защитить. Ужасно сильное и, учитывая ситуацию, глупое чувство.
Естественно, все тут же уставились на меня. Эдвард поднялся с земли, пока я делала жалкие попытки добежать до него, игнорируя боль в ноге.
Он сжал меня в объятьях, отчего моя истерика лишь усилилась. Я не понимала своих эмоций, я вообще ничего не понимала. Я вцепилась в рубашку Эдварда и просто рыдала, пока он пытался меня успокоить. Понятия не имею, сколько прошло времени, прежде чем я успокоилась. Хоть слезы и высохли, но меня все равно била мелкая дрожь. Когда Эдвард отстранил меня от себя и заглянул в глаза, спрашивая, что случилось – я как раз и поняла, что это действительно любовь. Как только я посмотрела ему в глаза, по телу моментально распространилось тепло. Вся эта глупая тревога исчезла, весь мир исчез. Остался лишь Эдвард.
Вернувшись домой, Эсми строго настрого запретила драться в моем присутствии. Списав мое странное поведение на испуг от увиденного.
Единственное, что не дает мне покое, так это взгляд Джаспера. Он очень странно на меня смотрит, я бы даже сказала с подозрением. И мне кажется, что он догадался. Он просто не мог это не почувствовать.
Но это неважно. Важно то, что я люблю его… по-настоящему люблю, все сердцем. А все остальное неважно. Я люблю и я знаю, что это навсегда. Неважно, что будет потом, я люблю его. Всегда буду… До последнего вздоха... хотя даже потом, я не перестану его любить. Я люблю его… и это навсегда!
Я со злостью отбросила от себя дневник.
- Господи, какая же я была наивная, - прошипела я, игнорируя странное ноющее чувство в груди.
Прочитать его было плохой идеей. Сейчас я отчетливо это понимала. Мое мертвое каменное сердце билось с невероятной скоростью. Я чувствовала мощь каменного сердцебиения, которое норовило пробить огромную дыру у меня на груди.
Что бы хоть как-то отвлечься от ненужных мыслей, я попыталась сконцентрироваться на остальной куче хлама, лежащего передо мной.
Чего тут только не было! Старый брелок, мой любимый сборник стихов, подаренный Эдвардом, два диска, какие-то обрывки листочков, если мне не изменяет память, то это наши записки. Засушенный цветок, большой конверт с фотографиями, на который я старательно избегала смотреть, так как боялась представить, что на них изображено, хотя догадывалась, учитывая, что они попали в мой "тайник". И еще много бессмысленных вещей, которые когда-то имели огромное значение для меня. Хотя кого я обманываю? Многие из них и сейчас что-то значат.
Бегая взглядом по всем этим некогда "сокровищам" я вдруг замерла, наткнувшись на то, что совсем не ожидала увидеть. Старая, довольно измятая фотография… Фотография моей семьи, моей настоящей семьи…
Пенелопа и Ричард Локвуд… мои родители. Они такие счастливые на этой фотографии и я даже знаю причину их счастья. Рука мужчины покоится на небольшом, но уже хорошо заметном животе женщины, как бы оберегая будущего ребенка от всех напастей.
Я улыбнулась. Ведь по сути это моя первая фотография. Я столько раз видела ее, держала в руках, да даже проливала горькие слезы, глядя на нее, но никогда не думала об этом. Это моя первая фотография… Фотография ребенка, которого ждали и любили, на которого возлагали какие-то надежды и заочно гордились… Если бы они только знали, во что превратится плод их любви…
Мне вдруг стало стыдно. Стыдно за все то, что я уже сделала и еще сделаю. Отец с самого детства твердил мне, что всегда нужно поступать по совести, вести себя достойно, не принижать и не оскорблять кого-то… И что в итоге вышло? А вышло высокомерное существо, которое причиняет боль дорогим ей людям…
Заблокировав все мысли относительно моих биологических родителей и их неоправданных надежд, я продолжила изучение "сокровищ".
Неподдельная улыбка расцвела на моем лице, когда я наткнулась на стопку цветных листочков. Обычно, уходя на охоту, Эсми оставляла мне записку на случай того, если они не успеют вернуться до того как я проснусь. А если учитывать то, что их охота частенько затягивалась, то я достаточно часто натыкалась на такие вот записки, в которых она просила меня не волноваться, обязательно что-нибудь съесть и никуда не уходить из дома. Последнее замечание обычно приписывал Эдвард, после случая, когда в их отсутствие я решила прогуляться и заблудилась. А так как в тот момент мы жили на Аляске, то после незапланированного пребывания на холоде я заболела и достаточно серьезно. Эдвард тогда очень сильно беспокоился, и все время был рядом…
Возвращаясь к запискам… Однажды проснувшись, я обнаружила маленькие записочки буквально на каждом предмете в доме. Как позже выяснилось – Эмметт решил пошутить. Но на том момент я не видела ничего смешного, мне все это раздражало. "Аккуратно, не поскользнись. Эдвард будет переживать" – на двери в ванную комнату, "не пользуйся около раковины – ударит током. Эдвард плохой электрик" – на фене, "нажми – будет фильм, но не перенапрягай пальцы" – на пульте от телевизора. На лестнице были разложены подушки и на одной из них записка – "на случай падения. Падай на правую сторону там подушки мягче, я проверял". И еще куча всяких глупых надписей в самых неожиданных местах.
Снова и снова пробегая взглядом по всем этим вещам, каждый раз я находила что-то новое, что-то, что заставляло меня вспомнить тот или иной момент моей прошлой жизни. И если сначала я сопротивлялась этим воспоминаниям, то сейчас я воспринимала все как данность. Я была счастлива оттого, что это было в моей жизни.
Уже несколько раз мой взгляд замирал на конверте с фотографиями, я подолгу смотрела на него, борясь сама с собой. Воспоминания это одно, а фото – совсем другое. Я боялась взглянуть на то, чего лишилась, чего уже не будет в моей жизни, на что я уже не имею право. Боялась вновь столкнуться с ураганом ненужных чувств.
В глубине души я знала, что все равно посмотрю эти фото. Это был всего лишь вопрос времени.
Сейчас все мое внимание сосредоточилось на бархатном мешочке, в котором я раньше хранила украшения. Не то чтобы я была любительницей всяких побрякушек, просто были вещи, которые мне действительно нравились. И мне было неважно дорогие они или же нет. И из-за этого мы часто спорили с Элис. Она не могла понять, почему мне так нравятся всякие безделушки, да я и не могла ей этого объяснить. Мне просто нравилось и все.
Теперь в нем практически ничего не было. И я не имею ни малейшего понятия, куда делись все мои кольца и все остальное. Но самые любимые, самые дорогие вещи были на месте.
Милое серебренное колечко, которое служило моим талисманом. Не задумываясь, я надела его. Кольцо, которое подарили Карлайл и Эсми на мое восемнадцатилетние. Браслет, который непонятно откуда взялся у меня, но который я очень любила.
С неким предвкушением я вытащила последний предмет, который находился в бархатном плену. Предмет, который при всей своей незатейливости, значил очень многое. В нем таился глубокий смысл, в нем была моя надежда, вера на чудо…
[Воспоминание]
Я находилась где-то между реальностью и сном когда почувствовала легкие холодные прикосновения. С каждой секундой касания становились все настойчивее. Кто-то явно против моего отдыха!
- Отвали! – пробормотала я, и, перекатившись на живот, уткнулась носом в подушку.
Но видимо эта сволочь не собиралась сдаваться. Откинув мои волосы назад, он принялся вырисовывать круги у меня на спине. Вот ведь знает, как это на меня действует и нагло пользуется!
- Я хочу спать, - выдохнула я в подушку и поежилась, стараясь избавиться от его руки.
- С каких пор ты спишь днем, да еще и в одежде? – поинтересовался бархатный голос.
Повернув голову и приоткрыв один глаз, я посмотрела на источник беспокойства. Эдварда лежал рядом, подперев одной рукой голову, а второй продолжал рисовать у меня на спине.
- С этих! - огрызнулась я, и отодвинулась от него еще дальше. Он лишь усмехнулся.
- Тори, прекрати капризничать и вставай, - произнес он более настойчиво.
- Чего ты ко мне пристал? И вообще что ты тут делаешь? Вы же вроде все на охоту собирались, нет? Вот и иди развлекайся с животными, а меня оставь в покое! – Я, конечно, всегда рада его компании, даже больше чем рада, но иногда он жутко раздражает.
- Ты же знаешь, что я никогда не оставлю тебя. И тем более у меня для тебя сюрприз. Так что вставай. – Недовольно фыркнув, я села на кровати. Если Эдвард решил что-то, то спорить с ним бесполезно, а он точно намерен не дать мне отдохнуть. – И прекрати строить из себя убитую горем!
- Я просто устала, - шепотом ответила я.
- Ни за что не поверю, что школа так выматывает, - чересчур уверенно произнес он.
- Ну да, куда уж вам понять нашу человеческую усталость, - он засмеялся. – Не вижу ничего смешного. Если ваш совершенный каменный организм лишен всяких потребностей, то это не значит, что у моего человеческого тельца их нет! И вот этот самый организм остро нуждается в здоровом сне, которого его лишили. Причем лишил абсолютно бессовестный самовлюбленный вурдалак, которому нечем заняться! – Все это я произнесла на одном дыхании. Я была раздражена, сегодня просто отвратительный день!
- Как ты меня назвала? – на лице Эдварда сияла хитрющая ухмылка, в глазах появился странный блеск… Добром это не кончится.
- Наглый, самовлюбленный вурдалак, у которого нет совести, - четко произнесла я, сложив руки на груди, и улыбнулась.
Эдвард, который до этого лежал на кровати, поднялся и стал медленно приближаться ко мне. Ненавижу, когда он так делает! Я чувствую себя зверьком, пойманным в клетку.
- И это мне говорит человек, который утверждает, что никого не любит, кроме себя? Который настолько эгоистичен, что всегда поступает по своему, наплевав на мнение других? – голос Эдварда был тягучим, гипнотизирующим. Мне вдруг стало обидно. Да, я всегда поступаю по своему, но я не эгоистка, я люблю Эсми, да и всех остальных тоже. Я тебя люблю, глупый…
- Я, по крайней мере, не вторгаюсь в чужое личное пространство без спроса, - обиженно прошептала я и отвернулась.
Что-то я совсем расклеилась… Я ведь знаю, что он шутит, что просто подыгрывает мне, но ничего не могу с собой поделать. Последнее время я очень остро реагирую на каждое его слово. Я же не виновата в том, что не могу, открыто заявить о том, что чувствую. Я просто боюсь его потерять. Мне легче всегда поступать по своему потому, что если бы я всегда слушала других, особенно Элис и Розали, то я была бы похожа на какую-то барби…
Я всхлипнула. Где Джаспер, когда он так нужен?! Он очень сильно мне помогает, постоянно держа мое эмоционально-нестабильное состояние в норме.
- Эй, малыш, ты чего? – голос Эдварда тут же стал теплым, ласковым, но в нем отчетливо были слышны нотки беспокойства. – Я же просто пошутил. Прекрати, - произнес он, прижимая меня к своей груди.
Господи, как же больно! Раньше я могла сутками находиться в его объятьях, действительно получая от этого удовольствие. Сейчас же практически каждое его прикосновение приносит боль, потому что я знаю, что для него оно значит вовсе не то, что для меня. Хотя Джаспер говорит, что его чувства тоже меняются…
- Дай мне десять минут, и я буду вся в твоем распоряжении, - произнесла я, выворачиваясь из кольца его рук. – Я переоденусь и спущусь. – Это был такой тонкий намек на то, чтобы он свалил из моей комнаты.
Схватив свою сумку, я села на кровать и усиленно принялась делать вид, что ищу в ней что-то. Я должна привести себя в порядок, чтобы он ничего не понял!
- Нет, так дело не пойдет, - тихо произнес он, скорей для себя.
В следующие мгновение он сидел передо мной на полу, крепко держа мои ладони в своих.
- Маленькая моя, что случилось? Я ведь вижу, что с тобой что-то происходит в последнее время. Я тебя чем-то обидел? Что-то сделал или сказал? – Я покачала головой. – Тогда что? Тебя обидел кто-то другой? Ты только скажи – я от него мокрого места не оставлю. Ты же знаешь, что я любого сотру в порошок, кто посмеет обидеть моего ангела…
- Все нормально, Эдвард. Правда. – Я попыталась встать, отойти от него, но он не позволил. Он слишком близко…
- Тогда что? – спросил он, заправляя прядь волос мне за ухо. Затем он дотронулся до моего подбородка, тем самым заставляя посмотреть на него. – Еще вчера ты была такой веселой, беззаботной… Мне нравится, когда ты улыбаешься. А сегодня ты мрачнее тучи. Что же все-таки случилось, малыш?
- Я вчера обязана была быть веселой. Элис убила бы меня, если бы я испортила ей веселье, - раздражено произнесла я, а Эдвард улыбнулся.
- Элис умеет добиваться своего. Значит, чтобы видеть твою улыбку я должен попросить ее устраивать культурно-развлекательную программу каждый день?
- Нет! – закричала я, а он опять улыбнулся.
- Тогда пообещай мне, что не будешь грустить, обещаешь? – Его руки переместились мне на живот.
- Людям иногда свойственны депрессии, - с плохо скрываемой грустью произнесла я.
- Пообещай! – с нажимом произнес он, я покачала головой. – Ах так!
Опрокинув меня на кровать, он принялся щекотать меня.
- Обещай, что перестанешь грустить. Обещай, что я буду видеть твою улыбку, - улыбаясь, говорил он, продолжая свои пытки, напрочь игнорирую мой визг. – Обещаешь?
- Прекрати… а-а-а-а… Эдвард, прекрати! – верещала я, пытаясь отползти от него. – Прекрати! Я постараюсь, честно! – Видимо, мой ответ его не устроил, так как он принялся щекотать меня еще сильней. – Обещаю! Обещаю! Эдвард прекрати!
Он, наконец, прекратил пытки и позволил мне отползти от него.
- Умница, - с самодовольной улыбкой сказал он. Я показала ему язык. – У меня для тебя есть подарок, - вдруг совершенно серьезно произнес он.
- Но мой день рожденья почти через месяц, - все еще пытаясь успокоить дыхание, ответила я.
- Я знаю. Этот подарок не имеет к нему никакого отношения.
- Тогда подожди праздника и тогда подаришь. Нельзя дарить подарки без повода, - улыбаясь, произнесла я. У Эдварда было нечитаемое выражение лица. Я его чем-то обидела?
- Я просто… он со смыслом… - Его взгляд был нежным, но в то же время очень решительным. Черты его лица были мягкими, даже расслабленными, но мне казалось, что он нервничал.
- Ладно, что за подарок? – обреченно выдохнула я. Каллены меня баловали. Эдвард улыбнулся.
Через секунду у него в руке оказался черный шнурок, на котором весело просто потрясающее хрустальное сердечко. В одном уголке было что-то напоминающие букет роз, нежно розового цвета. Свет, проникающий в комнату, заставлял сердечко переливаться. Оно было прекрасно…
- Красиво, - выдохнула я и протянула ладошку. Кулон тут же оказался на ней. – Это так мило, мне нравится, - прошептала я, рассматривая подарок. Когда я подняла глаза на Эдварда, у меня перехватило дыхание. Он улыбался абсолютно счастливой улыбкой, его глаза светились.
- Кристально чистое сердце для моего ангела, - произнес он, пристально глядя мне в глаза. Я растворилась в его взгляде. Никогда до этого я не видела, чтобы он смотрел на меня так. - Тори, послушай… - он взял меня за руку и начал поглаживать ладошку большим пальцем. – Ты ведь знаешь, что мы семья. Кажется, что ты всегда была частью Калленов… странно так… Но ведь ты и мой ангел, верно? Пусть мы с тобой подружились не с самого первого дня, но ведь это в принципе не имеет значения. Мы связаны с тобой… я чувствую это, есть что-то, что заставляет нас держаться вместе. И я прекрасно знаю, что ты тоже это чувствуешь. Чувствуешь невидимую связь, я прав? – я растерянно кивнула. О чем он вообще? – Это что-то странное, теплое… словно родство душ… Я знаю, что странно слышать о родстве душ от вампира, который вообще не имеет души, но видимо твоей достаточно для нас обоих. Но я ощущаю, что что-то меняется в тебе, в твоем отношении к нам, ко мне… И это понятно, ты взрослеешь, это естественно. Через год ты закончишь школу, дальше колледж, взрослая жизнь… Ты человек… но ты ведь и моя малышка, моя Тори, мой ангел? Я просто хочу, чтобы ты знала, что несмотря ни на что, ты всегда останешься ею, моей Тори. Всегда будет эта невидимая ниточка, связывающая нас. Я уверен, что ничто на этом свете не сможет порвать эту ниточку, я так чувствую… А этот кулон… я просто хочу, чтобы ты знала, что я рядом. Как бы ни сложилась твоя взрослая жизнь, я буду рядом, буду заботиться о тебе. Я просто не смогу держаться подальше от моего ангела, - он улыбнулся. – Я всегда с тобой, слышишь, всегда. Я никому и никогда не позволю обидеть мою малышку, моего ангела. Мы с тобой связаны, Тори. Это что-то сильное, сильнее меня, нас всех… и это навсегда. Я хочу, чтобы ты это знала. Пусть оно, - он кивнул на сердечко, - напоминает тебе об этом. Пока оно будет у тебя, я буду спокоен, буду знать, что ты тоже помнишь об этом, что эта связь еще существует, что ты по-прежнему мой ангел.
- То есть ты… ты оставляешь мне свое сердце? – спросила я, чувствуя, как слезы бегут по щекам. Что он вообще хотел сказать всем этим?
Эдвард улыбнулся.
- Ну, я думаю, что мое сердце побольше этого, - он закусил губу, передразнивая меня и стер ладошкой мои слезы, - но эта самая важная часть моего сердца. И да, я отдаю его тебе. Я хочу, чтобы оно было у тебя. Пока оно у тебя – я спокоен, потому что оно в надежных руках. Ведь так, малыш? Обещаешь заботиться о нем?
- Обещаю, - выдохнула я, и крепко обняла его за шею.
[Конец воспоминания].
Все еще находясь в дымке воспоминая, я потянулась за конвертом с фотографиями. "Я должна проверить, должна окончательно понять…" – твердила я себе.
На первом фото, которое я достала из конверта, были все Каллены. Такая счастливая семейная фотография. Даже по фото было видно, как сплочена эта семья, как они заботятся друг о друге, любят друг друга… От фото веяло теплотой. На фото была и я, но мне почему-то показалось, что я вовсе не та девушка, сидящая в обнимку с Эдвардом.
На следующей фотографии был Эдвард, сидящий за роялем. Я сама сделала это фото, первое фото. Оно положило начало целой череде фотоснимков. Казалось тогда все заболели этой идеей, все старались сфотографировать как можно больше… было весело.
На другом фото была я, ну или прошлая я. Фото было сделано в гостиной скорей всего Элис. Я сидела на ковре и что-то читала, и, по всей видимости, была очень увлечена, судя по сосредоточенному лицу. Это мое любимое фото. Эдвард тоже был изображен на нем. Он сидел сзади меня, одна его рука опиралась об пол, второй он приобнимал меня, его голова покоилась у меня на плече. Со стороны может показаться, что он тоже читает. Это ужасно милое и нежное фото, мы выглядим как пара, которой никогда не будем…
На следующем фото опять был Эдвард. Такой, каким я его никогда не видела. Это фото было сделано на охоте, я точно знаю, что тут должны быть фото и всех остальных Калленов во время охоты. Мне всегда было любопытно, и однажды я попросила Эмметта сфотографировать всех, что называется в процессе. Эдвард запечатлен перед прыжком и, глядя на это фото, трудно поверить, что он может быть милым. На фото изображен хищник. Тело напряжено, глаза сосредоточенные, дикие, верхняя губа слегка приподнята – вероятней всего он рычал. Мне нравится эта его сторона…
Следующий снимок застал меня врасплох. Я раньше его не видела. На фото были мы с Эдвардом. Он держал меня на руках, мои глаза были закрыты, видимо я спала. Его взгляд, которым он смотрел на меня, заставил меня буквально задохнуться. В нем было столько нежности, заботы, теплоты и… любви? Нет, врятли. Но…
Я со злостью отшвырнула фотографию.
" Несмотря ни на что, ты всегда будешь моим ангелом, моей Тори…" - голос Эдварда, звучащий в моей голове, был до ужаса реальным.
Блокируя эту навязчивую галлюцинацию, я принялась быстро просматривать фото. На всех них был Эдвард. Задумчивый, улыбающийся, сердитый, милый, веселый, хитрый, озорной, серьезный Эдвард, везде был он. На некоторых мы были вместе…
"Мы связаны с тобой… я чувствую это… И я прекрасно знаю, что ты тоже это чувствуешь" – шепнул Эдвард в моем воображении. Я сжала кулаки, борясь сама с собой.
" Я всегда с тобой, слышишь, всегда" – продолжала нашептывать сладкая галлюцинация. – "Мы с тобой связаны, Тори. Это что-то сильное, сильнее меня, нас всех… и это навсегда. Я хочу, чтобы ты это знала"
В панике я начала бегать взглядом по комнате, пытаясь найти что-то, за что можно было зацепиться, что-то, что могло отвлечь меня.
" Сестренка, не будь врединой! Ты же знаешь, что мы любим тебя!" – это был Эмметт. Взгляд наткнулся на фотографию Калленов. "Ты стала частью нас, и мы все тебя очень любим" – даже в моем воображении голос Карлайла звучал по-отечески заботливо. "Я люблю тебя, моя милая. Я счастлива, что ты моя дочь". – Голос Эсми насквозь пропитан нежностью.
В отчаянии я зажмурилась и начала мотать головой. Что со мной твориться? Что это за наваждение? Вампиры не могут сойти с ума! Это просто невозможно.
Против своей воли я зашипела.
Открыть глаза было ошибкой. Кулон, лежащий передо мной, просто кричал – "эта самая важная часть моего сердца. И да, я отдаю его тебе. Я хочу, чтобы оно было у тебя".
"Я точно не ангел, но твой… только твой". "Моя Тори...", "я буду рядом, буду заботиться о тебе…"
" Важно то, что я люблю его… по-настоящему люблю, все сердцем" – мои собственные слова резали меня без ножа. Комната плыла перед глазами, казалась, что я лопну от всех тех эмоций, которые подобно урагану бушевали внутри меня. Голос в голове становился все громче и настойчивее. – " Неважно, что будет потом, я люблю его. Всегда буду… До последнего вздоха... хотя даже потом, я не перестану его любить", " Я люблю его… Я люблю Эдварда Каллена"
"Я люблю его… и это навсегда!" - последняя фраза прозвучала, как приговор.
Все что я прятала, что пыталась забыть, все то, что как я думала, не имело больше значения, вырвалось наружу. И я поняла, что проиграла.
Все это бесполезно… Это изначально был проигрышный вариант. Глупо было стараться найти равновесие между внутренними "Я", потому что, по сути, они все одинаковы, у них у всех есть что-то общие. Не важно какая Виктория возьмет верх, Локвуд, Каллен или Вольтури, все они чувствуют одно и тоже. Все они по-прежнему влюбленные дурочки. Джаспер прав, я люблю его, до сих пор люблю. Притворяться больше не имеет смысла, было глупо надеяться, что я смогу забыть его. Все барьеры рухнули, рухнул мой самообман… и без этого самообмана в тысячу раз больнее.
Я по-прежнему остаюсь тут чужой, я не нужна им. Прошлого не вернуть, они мне больше не доверяют. Еще бы! Как можно доверять Вольтури? Доверять той, которая покушается на жизнь нового члена семьи, на жизнь той, которая стала счастьем их сына и брата?
Моей самой большой ошибкой было приехать сюда, попытаться помочь Эсми… Пытаясь помочь ей, я буду убивать себя…
Медленно, словно в каком-то трансе, я принялась складывать вещи обратно в коробку. Усиленно игнорируя щемящие чувство в груди, я запихнула хрустальное сердечко в карман, запрещая себе думать о причине этого действия.
Я не должна была смотреть все это, не должна была вспоминать, так было бы легче. Но… что сделано, то сделано. Видимо, это судьба. И как бы мне не хотелось сейчас убежать отсюда обратно домой, я не могу это сделать. Я обещала, обещала попытаться помочь, а Вольтури всегда выполняют свои обещания. И я должна это сделать, ради Эсми… только ради нее.
" И в конце то концов, чего это я расклеилась!? Я Вольтури, сильная, независимая личность. У меня есть семья, пусть и не та, которую хотелось бы, но она есть. И буду вести себя как Вольтури, постараюсь уж точно. Я важна, а все остальное меня не волнует. Я сильная, а значит, смогу игнорировать все эти сопливые никому ненужные чувства. Они оставили меня позади, предали, выбрав ее. Они смогли переступить через все это, а значит смогу и я! Я сделаю все возможное, а если этого будет недостаточно, то я сделаю то, что должна", – мысленно произнесла я.
Поставив злосчастную коробку в угол, я решила пойти прогуляться. Свежий ночной воздух, сдует все мои сомнения. Они не важны!
"Продолжай обманывать себя" - шепнул внутренний голос, но я проигнорировала его, и вышла из комнаты.
 
каринкаДата: Вторник, 08.11.2011, 18:01 | Сообщение # 15
Генерал-майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 406
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 11.

Джаспер POV
- Я все еще надеюсь, что ты покажешь мне, чему научилась! – произнес я, стараясь подбодрить ее. Мне нужно начинать налаживать с ней контакт, если я хочу вернуть ее, вернуть ее доверие.
- Для тебя в любое время, Джас! - Я уверен, что она в этот момент закатила глаза.
- Я это запомню! – Она лишь усмехнулась.
Было немного странно видеть ее такой. Она казалась беззаботной, ее глаза светились. Возможно, прогулка действительно оказалась ей полезна. Только вот я сомневаюсь, что она просто гуляла.
Но, тем не менее, вовсе не хорошее настроение Тори привлекло мое внимание. Эдвард вел себя странно. И это начинает меня беспокоить. Он смотрел на нее так, как будто пытался изучить, впитать в себя. Это было необычно, учитывая то, что весь прошедший месяц он старался не замечать ее, находиться как можно дальше.
Если говорить о его эмоциях, то тут преобладала некая растерянность. И скорей всего именно растерянностью был обусловлен его пристальный взгляд, он пытался понять свое состояние. Еще от него веяло тоской и чем-то вроде привязанности. Что бы он там ни думал и ни делал, он скучает по ней. Что вполне ожидаемо, они всегда были словно магниты, тянулись друг к другу. Только вот разобраться бы в причинах этой самой тяги…
Непонятным для меня остался жест Эдварда, который врятли кто заметил. Когда она проходила мимо него, он коснулся ее руки. Реакция Викки была мне понятна, но вот реакция Эдварда, можно сказать, повергла меня в шок. Восторг, абсолютно дикий, даже детский восторг. По силе его эмоций создавалось впечатление, что он выиграл в лотерею…
Покачав головой, я сел обратно на диван, когда Викки скрылась из виду. Не очень хорошее предчувствие у меня на счет всего этого, что-то обязательно случиться…
- И что все это значит? – Роуз была недовольна. И все ее недовольство было направлено только на меня.
- Ты о чем? – спроси я.
- Обо всем об этом! Чего ты возишься с ней? Что за секреты?! – Недовольство грозило перерасти в очень сильную злобу.
- Кстати да, брат, что за секретные передачи? Что в коробке? – Эмметт как всегда по-детски любопытен.
- Это просто ее вещи. Я вернул их ей, - спокойно ответил я, думая, как бы начать не совсем простой разговор. Зная то, что Викки сейчас слишком увлечена, чтобы отвлекаться на наши разговоры.
- Я все равно не понимаю твоего поведения! – Все, Розали взорвалась. – После всего того, что она сделала, что делает! Она Вольтури, да она открыто говорит, что убьет нас! Как ты можешь так с ней общаться? Она чужая, она предала нас. Пошла к ним, не к нам! – а вот и повод.
- Вольтури говоришь? Чужая? Предала? Тебе самой не смешно? Я общаюсь с ней так же, как и раньше потому, что она все еще моя сестра! Была, есть и будет! - твердо произнес я.
- Джас, это все чушь. Послушай… - я прервал ее.
- Нет, это ты послушай! Прежде чем говорить о ее предательстве, подумай о том, что сделали мы. Или вернее не сделали. Тебе напомнить, почему она ушла? Напомнить, как мы поступили с ней? Предала? Это мы ее предали. Мы просто ее бросили. Мы были так увлечены сохранением нашей тайны, что забыли о ней. Да, я виноват, что не разрешил тогда пойти за ней, и я знаю это. Но учитывая то, что сделал Эдвард… - Эдвард зашипел. Что-то я увлекся, напоминать о ее тогдашнем заявлении я не хотел. – Ты говоришь, что она выбрала Вольтури? – продолжил я более спокойно. - Она просто приняла все как данность. Какой у нее был выбор? Мы не стали ее искать, мы ничего не делали. Я наверно только сейчас понял, что она рассчитывала на то, что мы ее остановим. Она хотела, чтобы мы ее остановили, но мы ничего не сделали. Своим бездействием мы подтвердили ее слова, вы это понимаете? Да мы вообще должны быть благодарны Каю! Он спас ее. Если бы не он, то она сейчас была бы мертва, лежала бы где-то на дне. Ты хотела бы видеть ее мертвой, Розали? Это было бы лучше для тебя? – Розали нахмурилась, собственно как и все остальные.
- Это не имеет значение! – Розали лучше будет нападать, чем признает свое поражение.
- Для тебя может быть, но не для меня. Я не вижу особой разницы. Она все еще моя младшая сестренка. И я не собираюсь менять своего мнения. А все ее действия вполне логичны – она остается верной своей семье. Разве не этому мы ее учили?
- Да, но только семья не та, - усмехнулся Эмметт.
- А это не имеет значение. Она остается верна принципам, защищает свою семью, делает то, что должна. Тори ведь рано или поздно все равно бы ушла от нас, разве не так? Она бы стала двигаться дальше, у нее бы появилась другая семья, она бы ушла. Ведь никто из нас не собирался обращать ее, я прав? – я в упор посмотрел на Эдварда, который был мрачнее тучи. – Или кто-то собирался сделать ее полноправным членом нашей бессмертной семейки? – Эдвард опять зашипел. Правильно, подумай. Может быть, поймешь, что натворил.
- Это был ее выбор. Она была человеком. И если по своей глупости она решила умереть, то это только ее проблемы. Перестать делать из нас виноватых! – Розали продолжала стоять на своем. – Сейчас она чужая, она изменилась. Она представляет угрозу!
- Выход из этой ситуации прост и все мы это знаем и понимаем, ну почти все, - я опять взглянул на Эдварда.
- Не лезь не в свое дело! – огрызнулся он.
- Я даже и не пытался, - ответил я с улыбкой. – Просто, перед тем как ненавидеть ее, подумайте о причинах всего этого. Эдвард, ты говоришь, что любишь Беллу, так обрати ее. Все проблемы исчезнут. Ты будешь счастлив. В чем проблема?
- Повторяю, не лезь! – Эдвард злился.
- А ведь он прав, брат! – поддержал меня Эмметт. - Мы все ее любим, она уже стала частью нас. Тем более я уверен, что из нее выйдет отличный вампир. Все будут счастливы, и нам не придется драться с Вольтури. Хотя я бы хотел посмотреть, на что способна Тори, - усмехнулся братец. Эдвард зарычал и вылетел из комнаты.
- Эдвард упрямый идиот, мы все это знаем! Но я все равно не собираюсь менять своего мнения. Она представляет угрозу. И если кому интересно, то в вопросе обращения Беллы – я согласна с Эдвардом. Она должна остаться человеком. Нужно найти другой способ решить проблему с Вольтури.
- У тебя есть ид… - я резко замолчал, не в силах вымолвить больше не слова. Я вцепился руками в диван, стараясь справиться с тем, что чувствовал.
- Джаспер, с тобой все в порядке? Что случилось? – рука Элис, накрыла мою, в попытке успокоить.
Я рассеянно покачал головой, все еще пытаясь осмыслить то, что почувствовал.
Сомнений в том, что это чувства Тори не было. Вопрос состоял в другом. Что твориться у нее внутри? Вернее, как она все это терпит, держа в себе? Если даже та секундная волна эмоций, которую я почувствовал и которая, явно, была случайной - она просто не уследила, была подобно стихийному бедствию.
Боль, смешанная с разочарованием, некая обреченность и растерянность – это лишь малая доля той мимолетной волны.
Господи, как она с этим справляется?!
- С тобой точно все в порядке? – вновь поинтересовалась Элис.
- Да милая, не волнуйся. Все хорошо, - ответил я, и погладил ее по щеке.
Воцарилась тишина. Все оставались на своих местах, но никто не решался продолжить разговор. Я хотел, чтобы они поняли, хотя бы задумались над всем этим.
И я практически получил желаемое. Я видел задумчивость Карлайла, видел хмурый взгляд Розали, непривычно спокойную и сосредоточенную Элис – они начали думать об этом, что не могло не радовать.
- Что ж, проблему действительно нужно решать. Времени у нас не так много, - тихо произнес Карлайл, все еще находясь глубоко в себе.
Элис хотела что-то сказать, но заметив Викки, спускающуюся по лестнице, передумала.
Вид у нее был какой-то странный. Что-то определенно случилось.
Виктория POV
Либо я становлюсь параноиком, либо у них опять что-то случилось. И в этом опять я виновата? Взгляды опять были прикованы ко мне… Это начинает надоедать.
Покачав головой, я направилась к выходу.
- С тобой все хорошо? – заботливо поинтересовался Джаспер. Роуз фыркнула. Чем я ее так разозлила? Веду себя вполне прилично, даже идеально…
- Отлично, - ответила я с улыбкой.
- Куда-то уходишь? – Вот интересно, почему он такой любопытный? Или это теперь его обязанность?
- Решила подышать свежим воздухом. С какой целью интересуешься?
- Да вот думаю – не составить ли тебе компанию? – усмехнулся он.
- А тебе что заняться вообще не чем? Или решил опять поработать надзирателем? Ты не волнуйся, близко к городу я подходить не буду, все будет хорошо. Жертв не будет…
- Прекрати язвить! – И почему я позволяю ему так со мной разговаривать? – Я просто хотел составить тебе компанию, если ты, конечно, не против. А по поводу жертв, я в тебе уверен, в Форксе ты никого не тронешь.
- Какая честь для нее, - прошипела Розали.
- У тебя какие-то проблемы? – обратилась я к ней. – Если есть претензии, говори в лицо. Если не можешь – сиди и помалкивай! - рявкнула я на нее. – Джаспер, я не против компании.
- Отлично, пошли. – Схватив меня за руку, он потянул меня к задней двери.
Как только я оказалась на улице, я рванула в лес, зная, что Джаспер без промедления последует за мной. Отбежав на достаточное расстояние, я просто опустилась на землю, облокотившись о ствол дерева, закрыла глаза.
Джаспер расположился напротив, но в отличие от меня он стоял.
Спустя некоторое время, мне стало некомфортно под его пристальным взглядом. Вот чего он так смотрит? Грибы на мне, вроде, не растут.
- Не смотри на меня так, - тихо произнесла я, все еще с закрытыми глазами.
- Как?
- Так! Как будто видишь насквозь.
- Я просто хочу понять… – я прервала его.
- Нечего тут понимать! И вообще, ты последнее время много думаешь. Лучше расскажи, что случилось? Вид у вас всех был уж очень недовольный, - усмехнулась я.
- Только если скажешь, что случилось с тобой. – Условия ставит? Хотя какая мне разница, он все равно все знает. Я кивнула в согласии. – Мы не сошлись во мнениях.
- По поводу?
- По поводу тебя и Беллы, - ответил он. А я тут причем?!
- Ну, с Беллой понятно. Я-то в чем виновата? Я же вроде не напрягаю вас своим присутствием, стараюсь уж точно, - усмехнулась я.
- В том-то и проблема, - как мне показалось, обиженно ответил он. Я открыла глаза. – Не бери в голову, - он попытался улыбнуться.
Мы замолчали. Как ни странно компания Джаспера помогла мне выкинуть все глупости из головы. Хотя неприятный осадок все же остался. Кулон в моем кармане стал вдруг ужасно тяжелым.
- Ты был прав, - неожиданно произнесла я, он в удивлении приподнял бровь. – То, о чем ты мне тогда говорил, ты был прав. – Обреченно повторила я. Он задумчиво улыбнулся и кивнул.
- Что ты будешь делать? – спросил он, и сел рядом.
- А я должна? – усмехнулась я. – Ничего.
- Но ведь тебе больно, я чувствую и…
- Не умничай! – я пихнула его в бок. Немного погодя, я добавила. – Уже ведь ничего не изменишь. Может быть я и не очень хороший вампир, по вашим меркам, но капля совести у меня еще есть. Я не буду отбирать чужое… Ну, а вся эта каша внутри меня… это как наказание, за предоставленные вам неудобства.
- К черту благородство! Я бы боролся! – Я резко развернулась к нему, не веря своим ушам. Джаспер смотрел куда–то вдаль.
- Я не ослышалась? Ты против Беллы? – он казался сконфуженным. А вот это уже интересно! – Джаспер, давай выкладывай, чем тебе она не угодила?
- Ты меня не так поняла, - начал оправдываться он. – Просто…
- Ой, да ладно! Расслабься. Меня не волнуют ваши отношения.
- Не ври, - ухмыльнулся он. – А насчет Эдварда… - как ножом по сердцу…
- Нет, нет, нет! – замотала я головой. – Мне не интересно, ничего не хочу знать! Джаспер, не надо.
Я посмотрела ему прямо в глаза, надеясь закончить еще даже не начавшийся разговор.
- Извини, - пробормотал он. – Почему ты просто не бросишь все это, не уйдешь?
- Помнишь первое правило Вольтури? – вопросом на вопрос ответила я.
- Ты обещала… но кому?
- Себе. А обещание данное самой себе самое сильное.
- Значит, будешь бездействовать и наблюдать? – поинтересовался он.
- Наблюдать – да, бездействовать - нет, - хитро улыбнулась я.
- Так, а вот отсюда поподробней. Что ты сделала?
- При всем моем уважении - это не твое дело. Вы не предпринимаете ничего, чтобы решить эту проблему. А я хочу, чтобы моя волшебница была в порядке… поэтому я сделаю все возможное для этого, не зависимо от вашей реакции на это.
- Что ты имеешь в виду? Ты же не убьешь ее? – Джаспер выглядел немного растерянно.
- Сейчас, точно нет. Да и потом врятли. Ведь есть другие пути решения этой проблемы, ведь так?
- Виктория… - протянул он, осуждающе.
- Я всегда делаю то, что считаю нужным. Первый шаг сделан, осталось дождаться последствий, - на моем лице расползлась абсолютно глупая улыбка. Чему я радуюсь?!
- Что ты сделала?
- Не бери в голову. Тем более в этом конфликте мы с тобой по разные стороны баррикад. Хотя во всем остальном… Я рада, что ты так ко мне относишься, - искренне произнесла я. – Пора домой!
Прежде чем он успел что-то ответить, я поднялась с земли и отправилась к дому.
Ночь была ясной, небо было усеяно тысячами звезд – прекрасная картина… возвращаться в комнату мне не хотелось, потому что я знала, что вновь начну думать об этом.
Оказавшись на заднем дворе Калленов, я просто улеглась на траву, широко раскинув руки, и стала любоваться звездным небом.
- Что ты делаешь? – в шоке спросил Джаспер.
- Гипнотизирую звезды, - просто ответила я.
- А ты не пробовала начать с чего либо попроще? – опять спросил он. Я была счастлива, что он вспомнил это…
- Нет, мне нужны именно они, - уверенно произнесла я, внутренне улыбаясь.
- Зачем?
- Я загипнотизирую их, и они упадут, а я загадаю желание…
- И о чем оно будет? – Тут я задумалась. Мой прежний детский ответ явно больше не актуален. Чего я хочу? Сложный вопрос…
- Хочу быть счастливой, - тихо произнесла я. А ведь правда хочу…
- Обязательно будешь, - заботливо произнес Джаспер, и я почувствовала мягкий поцелуй в лоб.
Какое-то странное чувство окутало меня в этот момент. Я почувствовала себя… нужной что-ли…
- Спасибо Джаспер, - шепотом произнесла я, хотя знала, что он уже давно в доме.
Думать не о чем не хотелось, поэтому прислушавшись к шороху листвы, я погрузилась в "тишину". Отгородившись от всего мира, я снова оказалась в пустоте… В пустоте, которая успокаивала.
То, что я сказала Джасперу - было правдой. Горькой, обидной, но правдой. И когда я приняла это, мне стало немного легче. Вообще, самовнушение – отличная штука. Неважно, что ты чувствуешь на самом деле, неважно то, что ты желаешь сделать всем сердцем, главное дать себе установку и свято верить в ее правдивость.
Я не смогу сделать ему больно, не смогу просто убить ее, устранить с пути, потому что люблю. И эта абсолютно болезненная ненужная любовь держит мои не самые благородные желания под жестким контролем. В конце концов, это его выбор. Все что связывало нас закончилось тогда, когда он ударил меня выгораживая ее… Все в прошлом…
Да, самообман – великая вещь!
- Практикуешься в гипнозе? – Немного насмешливый бархатный голос вторгся в мою "тишину". Что ему от меня надо?
Я молчала. Если я отвечу - все пойдет крахом. Почему всего лишь его голос способен лишить меня силы воли?
- Не против, если я присоединюсь? – спросил он. Господи, пусть он уйдет, пусть оставит в покое! – Молчание – это знак согласия, - с какой-то победной интонацией произнес он, и я почувствовала, что он сел рядом.
Зажмурившись, я пыталась сосредоточиться на чем-то постороннем. Его близость пьянила. Каждой клеточкой своего тела я чувствовала его присутствие, чувствовала его тепло…
- Что тебе надо, Эдвард? – грубовато спросила я, спустя минут десять.
- Ничего, - тихо ответил он. Казалось, что своим вопросом я отвлекла его от каких-то мыслей. – Я просто решил посидеть с тобой… как раньше, - добавил он тихо, его шепот был еле различим.
Как раньше? О чем он вообще?
- Как раньше уже не будет, никогда, - жестко произнесла я. Он тяжело вздохнул.
- Почему? – выдохнул он. Нет, он издевается?!
- Ты издеваешься? – с усмешкой произнесла я. – Потому что "как раньше" в прошлом. А прошлое, как известно, не вернешь.
- Это ты так думаешь. – Его голос был таким теплым, родным…
Мы опять погрузились в тишину. Признаю, первое волнение от его близости пропало. Не было больше этих странных мурашек, волнения… Была безысходность и какая-то обида… Пустота одним словом.
- Тори, я хотел… - я зарычала, он быстро исправился. – Викки, я хотел извиниться. Тогда я… просто…
- Не надо, - сквозь стиснутые зубы процедила я. Это не то о чем бы хотелось вспоминать.
- Нет, я должен… - я опять прервала его.
- Ничего ты мне не должен, - ответила я, приподнимаясь на локтях. Посмотреть в его сторону было ошибкой. Он сидел на расстоянии вытянутой руки от меня, полностью повернувшись в мою сторону и естественно, его взгляд был прикован ко мне. – Все это в прошлом, достаточно поучительном прошлом. Что было – то прошло, Эдвард. Зато я теперь знаю, как реагируют парни на признание в любви, пусть и в не совсем романтичной форме, - выпалила я, сама не знаю зачем. Возможно, просто хотела задеть его.
Его реакция была странной. Он дернулся, словно от удара током, глаза вспыхнули, губы сжались в узкую полоску… Ему были неприятны мои слова.
- Пощечина была отрезвляющей, - продолжила я, поражаясь той легкости, с которой я говорила об этом, – поучительной даже…
- Я не хотел, прости… Я сам не понял… - он замолчал на полуслове. Он пытался оправдаться, он был даже немного растерян. Он считал себя виноватым, я видела это в его глазах. Он сожалел…
- Расслабься, все это прошлое. Ничего уже не изменишь, - насмешливо произнесла я, видя его терзания. Его вина радовала меня. Хоть я и не понимала этот его приступ дружелюбия, но меня радовала то, что ему сейчас некомфортно…
Но все-таки мне была неприятна эта тема. Как бы я ни старалась спрятаться за маску безразличия, за свое самовнушение, какой-то части меня все еще было больно.
- Что ты вообще тут делаешь? – попыталась я сменить тему. – Ты же вроде должен быть на ночном дежурстве? Не боишься, что с ней что-то случиться?
- С ней все в порядке, не волнуйся, - ответил он, находясь где-то глубоко в своих мыслях.
- Больно надо, - фыркнула я, и откинулась обратно на траву.
- То, что ты тогда сказала… сейчас это… ты… - Первый раз вижу Эдварда таким неуверенным. Складывается ощущение, что он забыл как нужно разговаривать. Весь его этот бессвязный поток слов заставил меня усмехнуться. Понять к чему он клонит было не трудно.
- В прошлом, все в прошлом. Я же сказала, что пощечина была отрезвляющей. Да и став вампиром, я на многие вещи взглянула по-другому.
Я поразилась тому, как легко далась мне эта ложь. Несмотря на боль в груди я смогла сказать это спокойно, ложь была практически безболезненной.
Со стороны Эдварда послышался тяжелый вздох. Ему не понравился мой ответ? Или что? Этот вздох не был вздохом облегчения…
И опять тишина. Не клеится у нас с ним разговор, да о чем вообще говорить? Раньше нам не нужны были темы, мы просто болтали…
- Почему ты прыгнула? – вопрос застал меня врасплох. Его голос прозвучал очень близко, словно Эдвард был совсем рядом. Повернув голову в его сторону, я убедилась в правоте своих ощущений. Он переместился и сейчас сидел буквально в пяти сантиметрах от меня. Он был слегка наклонен в мою сторону. "Неужели тянется к общению со мной?" – усмехнулась я мысленно.
- Адреналина в крови не хватало, - безразлично ответила я, и пожала плечами. Если и рассуждать о причинах моего поступка, то точно не с ним.
Его реакция на меня поразила. "В который раз за сегодняшний день?" – мелькнуло в голове.
Схватив меня за плечи, он заставил меня подняться и развернул так, что мы теперь сидели нос к носу. Я была парализована. Все здравые мысли исчезли. Я просто была в шоке. Эдвард выглядел не лучше. Горящие глаза, непонятная напряженность в теле и совсем ненужный электрический заряд, который был вызван его руками на моих плечах и который он тоже чувствовал.
- Прекрати! Зачем ты это делаешь? Зачем стараешься казаться безразличной? Я пытаюсь… пытаюсь просто поговорить! Так долго всего этого не было… - он убрал свои руки от меня. – Почему нельзя честно ответить? Я должен знать, понимаешь? Мне не все равно! – Первый нож вонзился в мое сердце… - Я знаю, что был не прав, я не должен был так реагировать, но я думал, ты меня поддержишь, а ты… Я сам не понял, что сделал. Я не думал, что последствия будут такими. Но… мне не хватает тебя. Я скучаю, всегда скучал, - его голос был тихим, он говорил, изучая поверхность своих рук. - Ты часть меня, моей жизни, я не хочу тебя опять терять. Многое изменилось, но… - он поднял голову и посмотрел на меня. Взгляд был полон какой-то тоски и боли. Ему тоже больно? Его взгляд медленно прожигал во мне дыру. Я видела, что он собирается что-то сказать, но медлит, словно подбирая эти самые слова, которые окончательно уничтожат меня, мое, и без того истыканное кинжалами его слов, сердце. – Но… я скучаю по тебе, Тори…
Все… сердце превратилась в дряхлый дырявый мешочек. Зачем он так? Зачем все это делает? Я не понимала, ничего не понимала… Единственное, что я знала так это то, что он тоже мучается, и не видела смысла в этом. Он же вроде должен быть счастлив, нет? Любит, любим, семья прекрасно к ней относиться… Что ему еще надо? Бери, кусай ее, и живите вечно и счастливо…
Мне вдруг опять стало обидно. С ноющей болью я смирилась, но вот обида была сильней всего моего самообмана и тех остатков силы воли, которые выжили после всех сегодняшних эмоциональных баталий.
Его слова буквально уничтожили меня. Скучает? Ага, как же! Все это бессмыслица, он противоречит своим действиям. Видя эту его странную боль, мне захотелось добить его. Скучает? Не хочет терять? Ну-ну…
- Хочешь знать правду? – ледяным голосом спросила я. – Хочешь моих эмоций? А ты уверен, что они тебе понравятся? Не боишься, что если я поддамся эмоциям твоя Белла будет мертва? – Он вздрогнул. Его глаза непонимающе смотрели на меня. – Прыгнула потому что было больно, потому что не смогла это вынести. Ты был самым близким для меня человеком, был единственным, ради которого я готова была на все. И что я получила взамен? Правильно, ничего. Прыгнула, потому что не смогла смириться с мыслью, что придется делить твое внимание с кем-то другим. Скучаешь? Сочувствую, но ничем помочь не могу. Я не хочу с тобой общаться, не хочу делать себе еще больней. Я жду не дождусь момента, когда смогу уйти отсюда, потому что я не могу вас всех видеть. Это все причиняет боль. - Я говорила, четко выделяя каждое слово. – Но я сделаю все, чтобы добиться желаемого результата. Если не сделаешь ты - сделаю я, и ты меня не остановишь. Мне не нужно твое общение, мне нужны твои действия. Присматривай внимательней за своей Беллой, а то вдруг я решу проявить эмоциональность, она ее не переживет, - глубоко вздохнув, я тихо добавила. – Ты говорил, что никому не позволишь причинить мне боль. Ты сам причиняешь ее, Эдвард. Не делай этого…
Кинув последний взгляд на Эдварда, который выглядел так, словно его только что обваляли в грязи, я отправилась в дом. Залетев к себе в комнату, я тут же оказалась на кровати, крепко прижимая подушку к груди. Я не могла понять своих эмоций. Я была зла на него, мне было его жаль, я не хотела, чтобы он испытывал боль, но с другой стороны радовалась этому, я ненавидела Изабеллу Свон…
Я боялась, что слишком много лишнего сказала Эдварду, что если он захочет, то сможет понять, что я все еще что-то чувствую. Зажмурившись, я сильнее прижала к себе подушку, стараясь спрятаться за ней.
Если бы я могла плакать, то у меня была бы истерика…
 
Форум » Беседка » Фанфики » Любишь? Отпусти... (Автор: TinaMeysen)
Страница 1 из 3123»
Поиск: